"КАМЕЯ" ЖЕНЩИНЫ В МАСОНСТВЕ ВСЕГО МИРА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "КАМЕЯ" ЖЕНЩИНЫ В МАСОНСТВЕ ВСЕГО МИРА » ВОПРОСЫ К АДМИНИСТРАЦИИ ФОРУМА » Сказка Ув. Глостера. В сотрудничестве с Ув. Shabbatis


Сказка Ув. Глостера. В сотрудничестве с Ув. Shabbatis

Сообщений 91 страница 120 из 120

91

:rolleyes: .

Отредактировано Глостер (Суббота, 5 декабря, 2009г. 21:34:24)

0

92

Дом Цезаря.
Разговоры о пирамидах были излюбленной темой знати Рима. Богатые люди покупали себе образованных рабов, и те занимались образованием детей, обучали их грамоте, математике, геометрии. Ливия попыталась увести своего сына Тиберия спать, но тот, начал плакать: « Мама, мама учитель, обещал мне рассказать сказку про то, кто построил пирамиду?».
Раб, вопросительно, посмотрел на Ливию, та кивнула. Он, не торопясь обстоятельно начал рассказывать ребенку  про Атлантиду. Эту сказку он помнил наизусть, ему рассказывал ее  учитель, в те, далекие времена, когда он был свободным и жил в другой стране:   
- Пирамида была построена жителями Атлантиды. Жители Атлантиды были бессмертны и поэтому их ошибочно считали богами. Они сами придумали смерть и мир людей, ради развлечения и получения более острых ощущений. Когда жителям Атлантиды было скучно, они спускались в мир людей,  называемый долиной смерти. Они засыпали в своем мире и просыпался в мире людей. Разрешалось  брать с собой лишь  посох, который путник мог обращаться в меч. Однажды в споре за сердце красавицы, сам Зевс спустился на землю в образе Одиссея,  и во время своего путешествия бросил вызов жителям Атлантиды, которых все почитали как богов. Он обратился в буйвола и нанес удар рогами в землю, после чего Атлантида была разрушена и более некто не знает, как в нее войти, лишь иногда во сне мы можем видеть ее. Одиссей  и не мог предположить, что он сражался с самим собой,  и то, чем это обернется.
Маленький Тиберий заворожено слушал учителя, хлопая ресницами. Раб  учитывал интерес детей к  сказкам, это ему помогало в обучении, и он после  изложения легенд и сказок, переходил к обучению детей сложным для них вопросам, связанными с пропорциями строительства и расчетами:
- Великая пирамида напоминает, о тех, далеких временах. Она построена по подобию Атлантиды, с соблюдением точности пропорций, которые имели определенное значение. Основание пирамиды строители сделали в виде квадрата. Этим, они из далекого прошлого, говорят нам, живущим сейчас, что  знания, передаваемые из поколения в поколения,  идут от единого Бога сотворившего мир. Символ человека выражен в виде четырех стихий. Каждая из стихий,- огонь, вода, воздух, земля имеют влияние на человека. Четыре стороны также символизируют стороны света запад,  восток, юг, и север. Слово пирамида имеет в себе так же массу смысловых нагрузок, например, символ священного огня, способного разжигать каменные сердца людей, у которых вместо сердца находится земля, и в которых нет места любви.  Стены пирамиды смотрят на четыре стороны света. От каждой из сторон квадрата, поднимается вверх священный треугольник, который говорит о духовном начале в  человеке. Треугольная форма тела также подобно позе, которую в поисках истины принимают жрецы, для погружения в священный транс, используя при этом квадрат (четыре стихии огонь, воздух, землю, воду). Два соединенных треугольника есть человек с поднятыми руками к Богу, и связь человека и Бога.
Раб умолк, ребенок спал утомленный слишком заумными и неинтересными для него разговорами, откинув свою маленькую голову на спинку кресла. Вошла Ливия, она бережно взяла ребенка на руки, что бы отнести его спальню. Внизу послышался шум, голоса, грубый голос сказал:
- Это важно, мне нужно встретится с Октавием, он мне назначил.
- Я доложу,-  ответил слуга, этому неизвестному и наступило молчание.
Ливия уложила спящего ребенка, и сама приготовилось ко сну, ей не спалось, она ворочалась, появилась чувство тревоги, это чувство появилось сразу с приходом незнакомца.  Дверь отварилась, вошел Октавиан, на его лице была печаль, он разделся, лег рядом с Ливией, положил ее голову себе на грудь, гладил ее волосы  и молчал. Было понятно, Цезаря мучают, какие-то серьезные государственные проблемы.
- Кто к тебе приходил?- первой начала разговор Ливия, пытаясь понять, насколько серьезны проблемы, которые мучают ее мужа. Ее мягкий щебечущий голос успокаивал Цезаря.
- Антигона зарезали,- с болью в голосе, ответил Октавиан.
- Как это произошло? Ведь, у него была охрана,  и совсем не было врагов - удивилась девушка, приподняла голову с груди Цезаря и посмотрела в его мутные от слез и печали глаза.
- Антигон, был моим другом и не раз это доказывал своим мечом, но слуга Клеопатры воткнул ему нож в спину и потом сам принял яд. И я не могу отомстить за смерть друга, эта ведьма опоила зельем Марка Антонио и превратила его в своего раба, его войска охраняют Клеопатру. Клеопатра все отрицает, говорит, что она выгнала слугу из дворца, за провинности, и тот, одержимый бесами выместил это, на первом попавшемся офицере.
Лицо Октавиана побагровело, покрылось пятнами, желая успокоиться, он приподнялся, налил вина в кубок, выпил и продолжил:
- Что она, о себе возомнила, мои друг и родственник стал для нее, первыми попавшимися офицерами. Разорву эту дрань!- зарычал Октавиан и швырнул пустой кубок в угол, на шум вбежал слуга, испуганно шаря глазами, по сторонам. Ливия сделала слуге жест и тот удалился. Она прижалась к мужу и начала гладить его спину. Она посмотрела по сторонам, как бы опасаясь, что бы кто-то их не подслушал и прошептала:
- Истинный сын  Цезаря жив, и он будет наследником, если ты не примешь меры.
Глаза Октавиана налились кровью, он с недоумением посмотрел на жену, спросил:
- А кто же тогда я? - в его голосе было негодование и нотки упрека.
- Ты деревенский мальчишка, которого Цезарь публично назвал сыном, но не более того, и об этом скоро все позабудут, если Марк Антонио и Клеопатра захватят власть, - каждое слово Ливии подобно ножу врезалось в сознание Цезаря и говорило: «Убей! Убей брата! Нанеси удар первым! Новая гражданская война!». Было понятно, что девушку не сколько, не было опечалена новость, скорее наоборот, данная новость позволяла ей разрубить узел, мешающей ей со временем привести к власти своего сына. Девушка продолжала говорить:
- Силу Клеопатры поддерживают черные колдуны и жрецы, если ты, не уничтожив их, в скором времени Рим станет провинцией Египта. От твоей решительности зависит сейчас судьба Рима. Если Великий Цезарь узнает как можно больше о магах и колдунах окружающих Клеопатру, я найду способ, как обернуть их черные силы против них самих.
Ливия умолкла, впервые Цезарь не возражал ей, и вместе с ней мечтал об убийстве своего брата сына Клеопатры.

Восточный Базар
Клеопатра продолжала знакомить Агдама с  Египтом, слуги доставили царскую повозку на восточный базар, и пред взором путешественника предстало множество клеток, с обезьянами. Орангутанги были одеты в различную одежду, придворные и слуги, отдавали им свои вещи, и давали им различные имена. Обезьяны  дружно пели песни, и жители собирались полюбоваться на них.  Один из мальчишек решил подразнить обезьяну, которую все звали: «Веселый шалопай», он показал ей банан и забросил его на дерево. Обезьяна, которой не дали банан, пришла в бешенство, начала стучать кулаком в грудь, показывая остальным обезьянам на огромное дерево, где лежал банан. Общее негодование поселилось в стае обезьян, они, поддерживали свою подругу, в ее горе, кричали, кривлялись, кидались на клетки, пытаясь сломать прутья.
Веселый шалопай, рвал на себе волосы, шипел,  бросил огромный ананас в фокусника, стоящего неподалеку. Его верный друг, второй орангутанг, по прозвищу Граф так же бросился на клетку, и начал кричать:
- Гуано, гуано!- обезьяна была крайне возбуждена, она рвала на себе волосы, сломала несколько зубов, пытаясь перегрызть прутья, и все остальные обезьяны запели, поддерживая ее: «Гуано, гуано». Агдама, который стоял рядом, она попыталась оцарапать, ущипнуть, и он отскочил в сторону.
Чтобы заставить трястись дерево, на котором был желанный банан, орангутанг Граф бился головой о решетки, и после очередного приступа ярости, обезьяна сломала прутья и  вырвалась на свободу. Она залезла на дерево и съела банан. Граф был сыт,  доволен, но не знал, как слезть с дерева. Ужас обуял обезьяну, и она заплакала, ее горе было велико, что и остальные обезьяны также  начали плакать, их лица были в слезах. Стояла всеобщая скорбь, было понятно их горе огромно  и безмерно.   
Клеопатра, желая помочь обезьяне, приказала принести царскую лестницу, слуга поставил лестницу, встал на первую ступеньку, и начал совершать магический ритуал. Каждая из ступеней имела свой магический знак, требующий обрядов, и слуга не мог ступить на вторую ступень, не закончив ритуала, требуемого первой ступенью. Всего же было двадцать две ступени. Слуга стоял на первой ступени, и совершал какой-то тайный обряд, понятный только ему, медленно и не торопясь, и не шагал дальше. Обезьяна на дереве рвала волосы, посидела от горя, понимая, что пройдут годы прежде, чем царский слуга доберется до нее и прочтет все ритуалы, да и самих ступеней на лестнице не хватает, чтоб  добраться до верхушки дерева, где она сидела.
- Где остальные ступени?- удивлялись горожане. Слуга уверял всех, что ступени появятся, если он произнесет волшебное слово, состоящие из букв, начертанных на каждой ступени.   
- Граф! Граф! Я спасу тебя! Лови!- закричал хозяин обезьяны, и бросил ей канат, сплетенный из корок бананов. Обезьяна улыбнулась, ее глаза засверкали, она почесала за ухом и схватила за веревку.
Хозяин обезьяны вспомнил, как в прошлом году, спасал обезьяну, и вытащил ее из глубокой ямы, в которую она попала, и дернул веревку. Наступило молчание, все смотрели на труп обезьяны, лежащий на земле. «Что случилась?»- спрашивали многие,  посетители базара, чувствуя нарастающее гнетущее молчание. Хозяин обезьяны, в глубоком трауре, сидел, обхватив голову руками, и плакал, над трупом своей любимицы. Он даже, заплатил несколько динариев фокуснику Бену, попросив его, похоронить ее. Клеопатра и Агдам покинули базар.

Строители пирамид
Клеопатра, попросила строителя, показать Агдаму пирамиды. Дорога шла через базар, где Агдам познакомился с фокусниками. О группе бродячих фокусников, из Египта рассказывали, что они любили гастролировать из одной страны в другую, поговаривали, что иногда, они давали свои представления, даже обратной стороне земли, в городе Мертвом. После того как Агдам и Клеопатра покинули базар, фокусник Бен с почестями похоронил обезьяну. Каково же было удивление Агдама и египтян на следующий день, когда фокусники  открыли свой ящик и увидели из него торчащую голову обезьяны. Она протягивала банан мальчику и говорила: «На, банан! На, банан! ». Фокусники открывали  другие отделения ящика, но в каждом отделении видели лишь обезьяну и ее банан.  Агдам увидел обезьяну, обрадовался,  ему было приятно смотреть фокусы и видеть обезьяну вновь здоровой и веселой. Агдам угостил ее орехами, и продолжил путь.
Дорогой им встретилась гадалка.  Агдам отклонил предложение гадалки рассказать о его судьбе. На, что гадалка сказала: « Прежде чем положить голову в пасть льва, необходимо превратить овцу в тигра». Овца, превращенная в тигра, что это?- спросил Агдам. Строитель посмотрел на Агдама, задумался:
- Все видимое есть отражение невидимого, в искривленном зеркале пространства. Человек живет две жизни одновременно, одну жизнь в этом мире, а вторую в невидимом ему мире.  В невидимом мире  он спит, так как был усыплен, за грехи и гордыню. В мире невидимом был единый язык, и все люди понимали друг друга.  Многие гадалки, чародеи, маги и жрецы очень легко читают, ту жизнь, какую человек ведет в мире невидимом. И в зависимости от  этого предсказывают будущие. Если в мире видимом, фокусник превратил овцу в тигра, то, как это будет выглядеть в мире невидимом, в зазеркалье, или наоборот?
Агдам слушал строителя, дорога не казалась ему скучной, строитель продолжал рассуждать:
- Может ли овца превращаться в тигра или лебедь в дракона, если  этот вопрос забросить в комнату для философии, там его ждут дебаты. У человека есть много домов, где он может жить. Но лишь одни ключи находятся в его кармане, и они подходят лишь к одному единственному дому. Войти в другой дом, можно лишь поменяв ключи от дверей. Но нужно ли это делать?
Строитель и Агдам за разговорами, подошли к пирамиде, у центрального входа стоял жрец, на нем была маска льва. Жрец потребовал оплатить вход. Жрец отверг деньги Агдама и требовал воздуха.
«Орел и воздух есть единые знаки»- шепнул строитель на ухо Агдаму подсказку.  «Но где взять монеты с чеканкой орла?»- изумился Агдам. «Это можно узнать у Сфинкса»- сказал строитель и проводил его к Сфинксу. «Дальше мне нельзя, за одной из этих дверей сокровища, будешь ли ты менять двери, если одна из них окажется не той дверью?» - спросил строитель - когда Агдам решился открыть дверь.
         В это время или немного раньше, Ливия вошла в зал, украшенный цветами и фонтанами. В этом зале, ее муж любил работать, заниматься решением важных государственных вопросов. Октавиан, сидел за столом, читал стихи, написанные Вергилием. Цезарь обернулся, на звук шагов, и с возмущением в голосе, произнес:
- Каков мерзавец! Вот только послушай.
..Планк принял юного героя, дары ему с Египта дал,
на блюде, были фрукты, и в гроздьях виноград лежал.
Октавиан вина отведал,  и за дары благодарил.
В ответ, подарок Клеопатре, отправить Планка попросил.
«Что ж, за подарок, этот будет?»- Планк с удивленьем произнес,
  С подносом подошел  Агриппа, и старца, голову принес…
-Негодяй! Вергилий, выставляет меня, в глазах доверчивых граждан, бездушным тираном, и ни слова не написал, в своих строках, о том, что этот старец, есть черный маг и колдун, и именно он обучал колдовству, в своей пещере Агдама, которого сенат признал  врагом Рима.
Рядом со стихами, лежали также бумаги, с решением сената, казнить Клеопатру, по обвинению в колдовстве, вмести с сообщниками, и сенат требовал казни жрецов и уничтожения ордена Изиды, в который, они входили, и которым руководила Клеопатра. Октавиан, не решался поставить свою подпись, боялся начать войну против войск Марка Антония, который полностью был под властью Клеопатры. 
Ливия положила руку на плечо мужа, и сладко запела ему на ухо:
- Ставь подпись Великий Цезарь, один шаг отделяет тебя от победы.
Цезарь встал, сжал руку супруги, и грядя ей в глаза, спросил:
-Откуда в тебе столько ненависти к этому бродяге?
Внешность Ливии резко изменилась, вместо царицы привыкшей повелевать, в руках Октавиана оказалась несчастная дева, обиженная судьбой, которая молила его, как покровителя, о заступничестве, и в ее глазах были слезы, и она поведала эту историю:
- Давным-давно,  когда только появилась письменность и когда ученые мужи осваивали знаки. Я и мои сестры жили счастливо, мы могли превращаться в птиц и животных. Мои сестры любили превращаться в русалок и плавать по морям. Мы были свободны, подобно ветру, могли путешествовать, выбирать себе супругов и рожать от них детей…
Ливия начала рассказывать Октавиану, про свою прошлую жизнь. Октавиан с любопытством и интересом слушал супругу, и его сознание перенеслось в эпоху шумеров.
Ливия иногда замолкала, плакала, вспоминая о постигших ее несчастьях, а потом продолжала свой рассказ. Постепенно ее повествование перешло из времен жизни шумеров, во времена жизни жрицы Изиды. Она поведала, о том, как рассчиталась со своим злейшим врагом Агдамом:
- Во времена жизни Изиды, я не могла иметь тела, но мой бессмертный дух парил в пространстве и не мог простить Агдаму, его победы над Императором. Именно после этой победы, он превратил всех моих сестер в цветы, украшающие императорский дворец и Император рвал любой понравившийся ему цветок, а потом выбрасывал его. Лишь я и моя сестра Лилит тогда остались свободными. Однажды, он решил прийти на свиданье со своей блудницей. Желая своей непосвященной ногой измарать пол храма. Моя рука жрецов в том храме к нему с блудницей привела, и он предстал перед богами. И сейчас этот враг вновь явился в мою жизнь, в новом облике, неужели Великий Цезарь, позволит ему  уничтожить нас?

Пирамида
Агдам из своей прошлой жизни помнил, о том, как можно безопасно пройти по коридорам, в комнату для инициации, там его ждал подарок Клеопатры маска льва. Однако, строитель пирамиды, в разговоре сказал ему, что его прошлая жизнь - есть совершенно другой мир, лишь похожий на этот, и там где, в том мире, были безопасные коридоры, по которым можно пройти в пирамиду, в этом мире, могут оказаться ловушки, наполненные ядовитыми змеями. Агдам вошел в дверь, которая была в теле Сфинкса, он осторожно шел по коридору, прислушиваюсь к тишине, лишь хруст песка и камней под его ногами нарушал эту тишину. Коридор закончился и пред взором Агдама, оказалось три двери, из них лишь одна была верной, другая дверь вела в коридор, и возвращала путника назад, в третий комнате могло быть свирепое чудовище или ядовитые змеи. Агдам открыл дверь, старые петли скрипели, они были подобны колоколу, извещавшему местных жителей подземного царства о том, что пришел незваный гость. Глаза Агдама  быстро привыкли к темноте, он осмотрел дверь, в которую вошел и не обнаружил на ней ручки. Агдам взял нож и попытался открыть дверь и не смог, дверь не открывалась, пути к отступлению были сожжены. Путешественник, входящий в эту дверь, не мог вернуться назад. Агдам подошел к камню, который стоял в середине комнаты, и сел на него. Жрецы не зря называли эту комнату, комнатой размышлений. Дверь назад не открывалась, и вернуться не было возможности, впереди ждала неизвестность, полная смертельных опасностей. И Агдам, как и все неофиты, которые до него шли этим путем решил привести свои мысли в порядок, он сидел на камне и размышлял о своей жизни. Вначале в мыслях Агдама был беспорядок и его мысли имели беспокойство, но вскоре к нему пришло спокойствие.  И тут он услышал голос:
-Основная часть Сфинкса состоит из скалы, и это говорит о том, что человек в своем несовершенстве подобен камню, который необходимо точить, превращая неприглядную сказку в произведения искусства. Что такое Сфинкс всегда будет загадкой для человека. Зачем ты здесь?

Агдам отчетливо слышал голос, но не понимал источника, кому этот голос принадлежит, и также не понимал, в какой стороне комнаты находится тот, кто с ним разговаривал. Путешественник, повернув голову к потолку, он почему-то решил, что именно там находится тот, кто с ним говорил, и ответил:
- Я желаю получить маску Жреца, вместо маски с собачьей головой, которую у меня отняли. Кто ты? Друг или враг? Клеопатра предлагала мне работу, просила завершить строительство храма Озириса, положить в него последний камень.
- Я дух Озириса, брат Изиды, тот, кто спас тебя, собрав твои части с морского дна.  Я охраняю пирамиду от воров, в пирамиде есть часть меня, пока эта часть нерушима, я всегда буду рядом с ней. Тысячи неофитов приходили в храм, желая положить последний камень, но никому это не удавалось, всех их постигала ужасная смерть.
Дух покинул Агдама и тот, провел некоторое время, в размышлениях, после чего отварил следящую дверь. Дверь так же закрылась и более не открывалась. Агдам огляделся, стены в комнате были гладкие и отполированные. В углу комнаты появилась свечение, это свечение становилось ярче и ярче.  Через мгновение, пред Агдамом появилась старуха, у нее были косматые не расчесанные волосы, одной  трясущейся рукой она держала клюку, другой рукой она шарила по воздуху, и от этой руки исходило светло-розовое свечение, освещавшее комнату. Старуха протянула руку в сторону Агдама, луч света исходящий от руки старухи коснулся путешественника. Вначале луч ослепил путешественника, потом старуха направила луч на брюки Агдама, обувь, луч обшарил его плащ, и посох. Старуха какое-то время молчала, рассматривая одежду путешественника, потом спросила:
- Кто ты и что привело тебя ко мне путешественник?
-  Я неофит, ищущий свет, исходящий из вершины пирамиды, с кем я разговариваю?
- Я Сфинкс, тот, кто поможет тебе, пройти в пирамиду.
Старуха начала рассказывать Агдаму историю, и тот, понимая, что ему рассказывают, нечто важное, слушал затаив дыхание, стараясь не пропустить не одного слова старухи. Она ему поведала следящую историю: «Один продавец торговал брюками и созывал к себе жителей, предлагая им сделать покупки. Строитель пирамиды, увидел брюки и спросил продавца:
- Скажи, любезный, для кого, ты сшил брюки, где одна штанина, короче другой?
- На каждую вещь найдется свой покупатель,- гордо ответил продавец, поглядывая по сторонам и вновь начал звать покупателей.
Строитель пришел в ужас, немедленно созвал всех, кто строил пирамиду царице, и начал проверять длину ног у каждого из них.
Строитель продолжал замирять длину ног, и не отрываясь, от этого важного дела, рассуждал вслух:
- Если, сшиты брюки, у которых одна штанина короче другой, значит  есть и человек, для кого они сшиты, а если он окажется строителем? Как он сможет носить раствор для блоков?- строитель повернулся, посмотрел на людей, которые с интересом и непониманием смотрели на него. И обращаясь к ним, сказал:
- Да! Да! Не сомневайтесь. Несомненно, он немедленно прольет раствор. Или уронит каменный блок кому-нибудь на голову. Что бы предотвратить несчастье нужно найти того, для кого сшиты брюки.

Строитель замерял длину ног, и попросил каждого рабочего примерить брюки, работа остановилась, строители боялись примерять брюки из суеверия, считая, что тот, кто их оденет, со временем потеряет в размере ноги и начнет хромать. В споре прошло довольно много времени, подошел мастер, узнав причину спора, он купил эти брюки. Рабочие, которые боготворили мастера и считали его лучшим в своем деле,  задавали ему вопрос:
- Скажи мастер, зачем ты купил брюки, у которых, одна штанина короче другой?- Старуха умолкла, посмотрела, на Агдама и добавила:
- В следующей комнате тебя ждет свирепый лев, если ты ему скажешь то, что ответил мастер рабочим, лев не тронет тебя. Иди!- произнесла старуха и кривым пальцем, указала путешественнику на дверь, за которой находился свирепый лев.
Агдам вошел в комнату, на цепи, среди груды человеческих костей, спал лев. Во сне он вздрагивал, сопел, по  проглядывающим сквозь кожу ребрам, было понятно, лев был голоден. Жрецы кормили льва раз в неделю, остальное время его пищей были воры и искатели приключений, которые пытались проникнуть в пирамиду в поиске сокровищ. Агдам при виде огромного льва, который занимал почти всю комнату, от страха совершенно забыл, о своем волшебном посохе, способном превращаться в меч. Агдам медленно и осторожно, ступая с пятки на носок, шел меж обглоданных костей. Лев зевнул, обнажая огромные клыки, размером с человеческую голову, лапой отогнал муху и продолжал спать, его тело, под впечатлениями, от сна, иногда вздрагивало. Агдам подошел к двери в следующую комнату, на полу возле двери лежал человеческий череп, начисто отполированный языком льва, Агдам нагнулся, желая поднять череп, мешающий ему бесшумно открыть дверь, притронулся к нему и услышал шипение. Из глазницы черепа выползла кобра, недовольная незваным гостем, потревожившим ее жилище. Кобра приподнялась, зашипела и бросилась на путешественника. Агдам превратил посох в меч, и разрубил кобру, открыл дверь, желая выбраться из этой ужасной комнаты, боковым зрением заметил, что лев, разбуженный шумом, проснулся и бросился на него.  Удар меча Агдама пришелся льву в зубы, меч сломался, лишь откроив эмаль с зуба льва. Агдам прыгнул в щель в двери, и лев зубами ухватился за штанину, оборвал ее, не причинив вреда путешественнику.   
Агдам встал, оглядел порванную штанину, и обратившись к Сфинксу, который ждал его, и был в этот раз  в образе орла, спросил:
- Мастер ответил молчанием? И зачем ты меняешь свои облики?
Орел сделал круг, по комнате и превратился в женщину, на ней было цветное платье, бусы, черные волосы спадали ей на плечи. Она внимательно посмотрела на Агдама, затем поманила его пальцем и указала на три двери, добавив:
- Каждая из дверей отмечена знаками Меркурия, Венеры, Марса, за одной из дверей коридор, который вернет тебя назад в лапы льва, вторая дверь позволит пройти дальше, трития дверь ловушка, в комнате нет пола, внизу неудачника неофита ждут крокодилы. Нужно угадать нужный знак.
Затем Сфинкс, в качестве подсказки рассказал Агдаму легенду о кузнеце:
…Один кузнец и мастер своего дела подковывал лошадей. Он это делал потому, что его отец был кузнецом и дед. Он жил и повторял судьбу своего отца и деда, каждый из них прожил долгую и счастливую жизнь.  Кузнец был небогатым человеком и сдавал комнату в своем доме постояльцем.  Однажды у него в доме остановилась девушка, которую все звали Валерией. Она путешествовала и занималась сбором трав, которые применяла для знахарства и колдовства. «Мастер такого уровня как ты не может быть беден, я знаю, как изменить твою судьбу и сделать тебя богатым»- сказала она.  «В ночь, когда цветет папоротник, нужно сорвать его цветы и сварить их вместе с цинком и перемолоть в порошок, но прежде цинк должен вступить в брак с остатками камня от скалы печали, а потом необходимо добавить  ртуть.  Ртуть возьмет сердце камня и это сулит тебе славу и богатство». Девушка покинула кузнеца, и кузнец расспросил местных жителей и нашел скалу печали, он собрал горную породу, все это он перемешал с цинком. Но он не нашел цветков папоротника.  И решил сделать то, что говорила девушка, но только без цветков.  После того как он все это сварил пароду скалы с цинком в котле, он получил единую смесь которую перемолол в порошок, потом он  взял ртуть и добавил ее в  котел. Кузнец  начал крутить котел в руках и  катать ртуть по дну котла.  Вначале он увидел, в отражении ртути образ девушки она купалась в озере, ее волосы были распущены,  и она  смеялась и звала к себе кузнеца. Потом ртуть начала наполнятся цветом желтизны и через какое-то время приобрело цвет золота.  «Жидкое золото» - воскликнул кузнец, и его радости не было предела, он позвал жену и рассказал ей об этой радости. Очень долго кузнец хранил свое открытие в тайне, лишь частью своей находки поделился со своим другом. Он налил ему немного жидкого золота. Его жена целыми днями любовалась золотом. В один из дней кузнец нашел свою жену и ребенка мертвыми. Местный лекарь сказал, что они отравились испареньями ртути. Тоже самое произошло и с семьей друга кузнеца, они так же отравились. Друг обвинил кузнеца  в  смерти своих родных и в отчаянье поджег его дом. Когда дом сгорел, кузнец разгреб угли  дома, у него ни осталось больше нечего,- не было не семьи, ни друзей, ни дома. Лишь среди углей и пепла он нашел котел, в котором раньше было жидкое золото. Жидкое золото исчезло. Когда горел дом, ртуть испарилась, и на дне котла лежал слиток чистого золота, который сделал кузнеца самым богатым и уважаемым человеком в нашей стране. Но он так и умер, одиноким и богатым человеком не имея родных и друзей...
Сфинкс молчал, наблюдая, как Агдам открыл дверь отмеченную знаком Меркурия, и оказался в новой комнате.
Сфинкс загадывал загадки Агдаму и тот шел из комнаты в комнату, подвергая себя смертельной опасности. Сфинкс принимал образ мужчин и женщин, стариков и старух, детей, животных, птиц и являлся в образе многих. Агдам потерял счет времени и не мог уже сказать, сколько дней длилось это путешествие, он совершенно не хотел поесть и попить, с каждой отгадкой его тело наполнялось неведомой ему ранее силой.
Агдам вошел в большую комнату, сверху откуда-то падал слабый луч. 
Вдалеке был силуэт дракона, появился Сфинкс, приняв образ молодой полуобнаженной женщины с маской на лице, она держала в руках свечку и прошептала:
- Далее будет сама пирамида, эта последняя комната лабиринта. Иди, убей дракона! Это последнее твое испытание.
Дальше сфинкс начал читать, что-то на непонятном путешественнику языке, и он смог перевести лишь часть текста:
"...И будет вестись  война меж ними и родом Драконьи, ибо род слыл могущественным и древним, и ими была позаимствована большая сила со звезд, а ныне они подобны скитальцам "
Агдам не понимал сказанного и приблизился, меч был сломан, но был еще в боевой готовности. Дракон выпустил огонь изо рта, не желал пропустить путешественника и Агдам приблизившись, нанес удар мечом в грудь дракона. Дракон не сопротивлялся, что-то противоестественное было в этом, выглядело будто, дракон сам желал своей смерти. Дракон от удара меча упал и Агдам вновь взмахнул мечом, лезвие меча рассекало воздух, все ближе приближаясь, к шее дракона, и то, что через мгновение голова дракона отлетит с его плеч, было неминуемо. За  мгновение, до удара, дракон превратился в учителя-отшельника, и Агдам отрубил ему голову, девушка сняла маску, пред ним стояла Ливия: «Узнаешь меня в этом облике?». Агдам узнал ее, бросился к ней пытаясь разрубить ее на части, но она исчезла, растворилась в воздухе, и его меч разрубал пустоту.
- Да, будь ты проклята Иштар, как и твоя сестра Лилит,- прокричал Агдам куда-то в пустоту, подошел к телу своего друга. Слезы лились из его глаз, он держал руку старца и оплакивал его. Агдам видел, как душа покидает отшельника, и вмести с тем,  как душа  покидала его тело, он чувствовал, как в него вливаются  знания, которые имел его друг, при жизни. Агдам закрыл глаза, немного подремал, ему было необходимо собрать силы, перед дальнейшей дорогой, когда он их открыл, тела старца не было.     
В это же время, прибыл корабль из Рима, молодой человек хорошо одетый, доставил подарок Императрице, от Октавиана. Это была коробка из дерева, слуги вскрыли коробку, подарок был завернут в  красное сукно. Нехорошее предчувствие мучило слугу, и он не решался достать содержимое.
- Не заставляйте меня ждать,- потребовала Клеопатра, слуга развернул сукно и в ужасе отшатнулся, в сукно была завернута голова человека. Не один мускул не дрогнул на лице Царицы, она оглядела зал, и заметила одного слугу, которого посылала обычно по каким-то непонятным для всех поручениям, сделала ему знак, а когда тот вошел, прошептала ему на ухо: «Собери всех в Великой пирамиде».
Через несколько часов, Клеопатра осмотрела жрецов, на них были маски, и она не могла видеть выражения их лиц, но она знала, что сказанное ею огорчит каждого из них: «Ордену Изиды грозит огромная опасность. Вы должны все разойтись на четыре стороны света, взяв с собой лишь посох и один священный камень. С сегодняшнего дня вы больше не жрецы, но скитальцы и отшельники. Ваш посох сможет обращаться в меч, это и будет вашим оружием и защитой. Не вы, но возможно ваши дети, встретятся и узнают друг друга, при встрече, по специальным знакам, только вам известным, которые вы передадите своим детям. Не все из вас пройдут это испытание достойно и многие уснут. Кто-то  предаст наши светлые идеи, но будут и те, кто даст людям Свет, и кто будет почитаем  людьми, за это тысячелетиями, в легендах и молитвах».
Клеопатра повернулась, увидела Агдама стоящего невдалеке, в его руке была маска с изображением льва:
- Агдам, ты сейчас выйдешь из пирамиды и поедешь в Рим, присоединишься к группе бродячих фокусников. Часть жрецов поедут вместе с тобой.  В Риме будешь показывать фокусы, и помогать жрецам, внедрится, в высшие круги власти. Ты не будешь знать, тех, кому ты помогаешь, но по жестам и знакам всегда узнаешь своих братьев. Один из жрецов должен внедриться, и стать правой рукой императора, другой быть рядом с посыльными и почтальонами, и будет контролировать любую почту приходящую и исходящую из Рима, задача еще одного жреца стать главным казначеем, несколько братьев станут военными и будут контролировать легионеров. Постепенно  вы должны расширять свои ряды.  Великую Империю нельзя завоевать, но ее можно уничтожить изнутри, проклятие пирамид дойдет до Рима и Рим падет.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:11:34)

0

93

Ура вторую часть завершил

Художник

Художник
         Время правления Октавиана Августа в Римской империи, называли «золотым веком», ставя ему в заслугу уничтожение оппозиции, позволившие прекратить внутренние раздоры, в стране. Население страны за время его правления увеличивалось, в разы, а благосостояние выросло. Все это достигалось путем огромных усилий. Октавиан поощрял практику доносов, иногда сам, лично, общался с теми, кто наушничал, подробным образом расспрашивал обо всем, что его интересует, выплачивал высокие вознаграждения тем, чья информация казалась ему особо важной, и наказывал пустословов.  По приказу Императора был создан зал опроса преступников, который являлся камерой пыток.  В этом зале, были различные инструменты, для проведения дознаний.  Для пыток были сделаны специальные кресла. К потолку были пристегнуты цепи, на которых подвешивали несчастных, в камине горел огонь, где палач нагревал железо, для пыток, и было еще много другое.   На очередного доносчика, все это производило огромное впечатление.  Мужчину, средних лет, в рваной одежде, Император опрашивал лично. Мужчина при виде кресла для пыток, со следами запекшейся крови бросился на колени,  и произнес дрожащим голосом:
- Великий Цезарь! Смилуйся, не вели меня пытать, клянусь всеми богами, я буду говорить только правду.
-  Как, смеешь ты, жалкий негодяй, клеветать, на самых уважаемых людей, в нашей империи? – Октавиан , был в ярости, в это раз донос касался его друга- казначея, которому он доверял. Мужчина, почувствовал взгляд, обернулся, сбоку от него, стоял офицер, тайной стражи  и разглядывал его. Доносчик,  обращаясь к Августу, произнес дрожащими губами:
- Вчера вечером, ближе к закату солнца, я спустился к морю, полюбоваться на скульптуру Изиды, вырезанную из камня…
Октавиан не дал договорить,   жестом остановил доносчика и спросил:
- Ты разбираешься в богах? Как ты понял, что это была Изида, а не какая-то другая богиня?
- Все дело в том, Великий Цезарь, что я, много раз, в течении последних лет,  видел одного художника, именно он  поведал мне, о том, что режет из камня изображение Изиды.  Я его видел, так же среди бродячих фокусников.
- И ты можешь сказать его имя?- с интересом спросил Октавиан. Император мечтал, чтобы Рим строился, появились новые кирпичные постройки, скульптуры, театры. Собирал  сведенья о появившихся   талантливых  поэтах, художниках и артистах, и фокусниках, и те, были особенно почитаемы Императором. Благодаря любви Императора к искусству, бродячие театры могли беспрепятственно выступать и передвигаться по стране.
- Фокусники, называли его каким- то странным, для наших мест именем, его имя Полтон. Нет, нет, его зовут по-другому Агдам, - ответил допрашиваемый, пряча взгляд в пол.
- Как он выгладил?- спросил Император и мужчина начал описывать внешность художника, и по мере того, как он его описывал, лицо Августа менялась.  Император побледнел, вскочил, его зрачки расширились, щека начала дергаться, и он закричал, глядя на начальника тайной стражи:
- Неслыханно! Преступник и враг Рима, за которого была объявлена огромная награда, живет у меня под носом! Да еще и гастролирует по стране, показывая фокусы, собирая сведенья, плетет сеть заговоров! Арестовать, немедленно! 
Начальник тайно стражи выбежал, отдал распоряжения, об аресте фокусников и главного казначея. Август  между тем продолжал дознание:
-Итак, что ты увидел, вчера вечером?- спросил Император доносчика, который весь сжался,  и молил богов поскорее покинуть это страшное место.
- Я видел несколько человек, на них были маски, горел огонь, они совершали какой- то ритуал, потом они ритуально убили человека, когда они расходились, я проследил за одним из них. Он шел в сторону города, потом он снял маску, и  я узнал его, то был Флавий. 
Октавиан с большим недоверием смотрел на доносчика, Флавий был его другом и именно он уговорил его, организовать собственное казначейство, чеканить золотые и серебреные монеты, оставив сенату право чеканить лишь монеты из меди, но это уже нечего не меняло.  Власть Октавиана держалась на том, что при малейшей угрозе заговора, виновных уничтожали, вместе с их семьями, предварительно и по всей строгостью допрашивая, палачи коленным железом умели вытащить на свет любые тайны.
        В это время, на берегу моря, после продолжительной серии выступлений, отдыхала группа фокусников.  Группа бродячих фокусников появилась в Риме давно, сразу после прихода к власти Октавиана. Откуда они пришли не знал некто. Фокусники были неразлучны. Если кто-то из них  пытался, на время оставить показ фокусов, и заняться чем-то другим, то непременно возвращался назад. Рассказывали, что один из фокусников пытался пасти овец, но после того, как одна овца превратилась в тигра, все остальные овцы разбежались,  он бросил это занятие и вернулся назад в группу. Другой фокусник , вместе со своей супругой устроился на службу, к одному из родственников Германка. Тому,  понравилась жена фокусника, и он попытался завладеть ею, однако стоило ему, лишь притронутся к ней, как у него вырос горб, и его уши стали подобны тому, какие имеют слоны.
Однако все эти разговоры были лишь легендами и слухами, которые поддерживали фокусники, ради интереса римлян, к своим выступлениям. К категории слухов относилось почти все, что рассказывали про фокусников,  кроме волшебного ящика, из которого те, каждое утро, извлекали то попугаев, то голубей, то кенаров. Фокусники открывали ящик и из ящика  вылетали соловьи, очень боялись фокусники, открывая  ящик, увидеть слона. 
Агдам путешествовал вместе с фокусниками и в настоящий момент висел на скале, поддерживаемый прикрепленными к дереву веревками и использовал молоток и камнерез, стучал по скале, вырезая на камне рисунки и знаки.
- Чей это язык? И что ты пишешь?- спросил его фокусник, который стоял рядом и с любопытством, наблюдал за его работой.
Агдам продолжал стучать молотком, крошки гранита отскакивали от скалы и уступали место рисунку. На том месте, где недавно была гладкая и отполированная скала, появился какой-то непонятный фокуснику знак. Агдам полюбовался своей работой, и ответил:
- Это древний язык, я желаю написать историю своей жизни. 
Фокусник  что-то вспомнил, улыбнулся и показывая пальцем, на один из рисунков сказал:
- Узнаю восточный базар.
Агдам разглядел свой рисунок, засмеялся, вспомнил об обезьяне, которая упала с дерева и которую оживили фокусники. После чудесного возвращения к жизни, обезьяна каждое утро являлась из волшебного ящика и пела песни. Первое время фокусники с ужасом смотрели на обезьяну, и не знали, что с ней делать. Агдам не понимая страхов фокусников, спросил их об этом, и те ему пожаловались, рассказали, что когда обезьяна поет песни, замолкают все соловьи в округе. Прошли годы, обезьяна пела песни и не поддавалась дрессуре.
- А она, в самом деле, умерла? и вы ее оживляли? или это был ловкий  трюк?- спросил Агдам фокусника, и тот,  достал из кармана какую-то морскую траву, бросил ее путешественнику, и сказал:
- Сок этой травы, ты пил в пещере отшельника, и именно этим соком, был пропитан банан, который съела обезьяны. Сок этой травы позволяет на время останавливать сердце, сознанию покидать тело и вытворять различные другие фокусы.
На вершине соседней скалы появился всадник, он пустил зажженную стелу, в сторону фокусника и та приземлилась, на морские камни, возле его ног.  Фокусник поднял стрелу, разглядел ее и с тревогой в голосе произнес:
- Нужно немедленно покидать страну, ехать в Германию. Что-то случилось.
- Я догоню вас вечером, мне нужно закончить работу, осталась написать последнюю главу,- сказал Агдам, и  проводил взглядом убегающего фокусника.
Дознание
На полу в комнаты дознаний, лежало окровавленное тело. Два палача  пытались привести тело в чувство, и заставить преступника говорить. Вошел Император, указав пальцем на лежавшее тело, вскинул кверху брови, спросил: «Ну, и что?». Палач  был тучный мужчина, имел страсть к хорошей еде, огромный живот мешал ему передвигаться, он с трудом развернул живот, и повернувшись к императору, покачал головой и произнес:
- Он не чувствует боль, молчит, такое впечатление, что его душа уже покинула тело.
Октавиан подошел к столу, на столе лежал протокол с дознанием преступников, из которого следовало, что часть бывших жрецов, после смерти Клеопатры организовали орден Глория. Однако некто из допрашиваемых не знал всех, кто входит в этот орден.    Флавий указал лишь на трех офицеров, которые были в его подчинении. Один из офицеров показал на пятерых легионеров.  Остальные два офицера и Агдам приняли в момент ареста какое-то зелье, и абсолютно не чувствовали  боли.
- Почему вас сменили? И где ваш начальник?- удивился Август.
Толстяк развел руками и вначале не решался, но потом, все же, собравшись с духом, залпом, выпалил неприятную для Октавиана новость:
- В самом начале допроса, произошло непредвиденное событие, дознаватель прутом  желал заклеймить этого бродягу, но вместо этого, обезумев, забил до смерти начальника тайной стражи, а потом сам себе откусил  язык. 
Октавиан подошел к лежащему на полу Агдаму, наклонился, приподнял его голову, и прошептал ему на ухо:
- Я знаю, ты меня слышишь, приклони свои колени, предо мной, служи мне, мы вместе сможем завоевать этот мир.
Не смотря на то, что Агдам молчал, Август услышал спокойный и рассудительный голос Агдама, в котором не было ненависти и злости:
«Герой Энкиду, больше чем герой,
Ему неведом привкус лжи и лести.
Его оружье знанья и топор,
И им готов он биться ради чести.
Коль в битве за правду падет он в сраженье,
И в городе Мертвом найдет он рожденье,
Там встретят героя, он сил наберется,
И вновь за победой, на землю вернется».
Император подошел к столу, оглядел дознавателей, и обращаясь к ним, спросил:
- Что он сейчас сказал?
Те, молча, развели руками, было понятно, Агдам нечего не говорил. В голове Императора понеслись мысли: « Схожу с ума. Казнить. Казнить, немедленно, и как можно быстрее. Его кровь окропит пустыню и на этом месте вырастут розы ». Октавиан несколько раз  взмахнул перед своим лицом руками пытаясь отогнать  несвойственные ему мысли, со стороны выглядело, будто он отгоняет от себя муху.  У Октавиана появился страх сойти с ума, по подобию дознавателя, ему захотелось  побыстрее,  уйти из подвала, на свежий воздух, скорее избавится от всего этого, и он произнес:
- Он заслуживает снисхождения, казните его, но без мучений и пыток, и как можно быстрее.


Казнь

Стоял жаркий день, солнце накалило до предела скалу, на которой, изнывая от жары, лежала собака. Она тяжело дышала, и ее слюна текла на камни. Казалась, ее меньше всего на свете волновало сейчас то, что не было воды и то, что ее лапы кровоточили, она  почти не могла двигаться. Она, не отрывая взгляда, смотрела на то, как внизу солдаты вели на смерть приговоренного. Осужденный спокойно выслушал приговор и оглянулся по сторонам, увидев собаку, на устах его появилась улыбка.
"Прощай, Роза"- мысленно сказал осужденный, обращаясь к собаке. Через несколько минут приговор был приведен в исполнение, бродягу вздернули на кресте, и солдат нанес удар копьем несчастному в самое сердце. Пред самой смертью, бродяга, обращаясь к солдатам, сказал:
- Я так и не смог отучить обезьяну петь песни,- солдаты так и не поняли, к кому именно из солдат, была обращена эта фраза, и имела ли она, какой-то смысл. По поводу этой фразы новый начальник тайной службы провел тщательное расследование, но так и нечего не обнаружил. 
Как только солдаты покинули место казни, собака тут же бросилась к хозяину, ей удалось пробежать сотню метров, и она упала. Теряя последнии силы, собака ползла к хозяину. Когда ей это удалось, она впервые  позволила себе заскулить. Оказавшись возле креста, она с жадностью начала глотать бившую фонтаном кровь из раны и текущую на землю. Собака, утолив жажду, свернувшись калачиком возле креста, больше не двигалась. Когда к месту казни, подошел местный крестьянин, собака уже сдохла.
- Бедный, Агдам, надо бы его похоронить, а я ведь предупреждал, его знания и фокусы не доведут до добра,- с горечью в голосе сказал крестьянин жене, которая рыдала, глядя на осужденного.
-Смотри, какой прекрасный цветок,- сказал крестьянин, указывая жене на место, рядом с околевшей собакой. В том месте, куда недавно струйкой стекала кровь осужденного, появился  красивый цветок. Он выкопал из песка цветок, и обратившись к жене, сказал: "это был самый лучший из его фокусов, ибо доподлинно известно, что в этой пустыне не росло ничего последние двести лет. Я назову этот цветок, в честь его собаки, она так же была фанатично предана своему хозяину, как и сам хозяин, был предан сбору легенд, знаний и показу фокусов».
На следующий день, Рим облетели стихи  Вергилия: 
...копье пронзило сердце друга,
и он пощады не просил.
Своей открытой в сердце раной,
пустыню кровью оросил.
Собака с жадностью глотала,
ту кровь, чтоб жажду утолить,
немного и земле досталась,
чтоб розы чудные взрастить.

КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:13:11)

0

94

Глостер написал(а):

Ура вторую часть завершил

Искренне, поздравляю.  :)

Далее, сразу по делу:
Наш знакомый taneteru отправляется в бан. Как уже говорилось (или имелось в виду) сроком в два раза больше: на две недели. Разумеется, учитывая наличие устного предупр. от сестры Sty, добавляю еще недельку: итого три недели честно заработанного отдыха от нас всех.
Далее будет их 4, если не подействует.
Ну, а если еще увижу хоть раз слово корееза и т.п. под сомнительным юмором - подумаю о навечном бане.

0

95

Глостер написал(а):

Старики говорят что все что рассказывает человек,
он говорит о своей жизни, вы с этим не согласны? Вас кто то обидел? Что Вы от меня то хотите?

Я, хоть вопрос не ко мне - согласна. С тем, что говорят старики.

Приношу свои сожаления, что вовремя не заметила происходящего. Сами понимаете, у нас много событий было в последнее время. Но по крайней мере за одним пользователем буду теперь следить персонально. И пусть такое внимание не льстит, а предупреждает о том, что при нехватке моего терпения останется вечный бан.

В таком формате у нас на Камее общаться недопустимо.

Но чисто не там, где убираются, но и где не гадят! И в связи с этим вопрос ко всем, дорогие вы наши: А кнопку жалоба нажать не судьба? Или всех всё устроило?

0

96

работы много, тот год незнаю успею нет закончить все, третия часть дописать надо, потом картинки Таро разложить ,худолжника найти, нарисовать все по Арканам, художника найти кто не просто отбразит смысл ресунков, а есчо и в символизме сможет сюжет отобразить , (размечтался  :rolleyes: )потом если Бог даст до издательства добрести,  мне самому рассказ очень нравится, и разве это не счастье заниматься любимым делом? 
огромное спасибо всем, кто мне помагает в его написании, советом, подсказкой, критикой, а если кто мешает, и правоцирует , то стараюсь на них не отвлекаться , и не замечать их, по принципу  "далеко ли человек уйдет если будет обращать внимание на лай сабак за спиной" )

из рисунков есть только один рисунок отображающий казнь Полсона конец 2 главы его нарисовала художница Кузькина
http://ishtar.ucoz.ru/nicrograD.jpg

Отредактировано Глостер (Среда, 18 ноября, 2009г. 23:58:38)

0

97

Часть третия

Как пери спящая мила ,
Она в гробу своем лежала,
Белей и чище покрывала,
Был томный цвет ее чела.
М.Ю. Лермонтов  Демон
Мертвый город
Пробуждение

Удар копья пришелся Агдаму в самое сердце. Тело обмякло. В его воспоминаниях пронеслась вся его жизнь, и сознание покинуло его.  Однако, он не умер, какое-то время Агдам находился в вечности, сути которой  не понимал, была лишь темнота, которую сознание путешественника не осознавало, и следовательно, он не мог это небытие ни запомнить, ни описать, тысячелетия небытия, в котором он находился, ему казались как крохотные мгновения, похожие на сон. Когда  Агдам очнулся,  он не мог точно сказать, сколько времени он находился в небытие.  Само пробуждение было похоже на пробуждение от сна. Вначале, путешественник слышал чуть заметный  колокольный звон, потом звук ударов становился все отчетливее и был подобен пению, стихам:
«Течет река и камни точит, а рядом, шумный водопад,
весь день, воинственно грохочет, пугая птиц, летящих в сад.
Зачем меня  ты потревожил, разбередил мой чудный сон,
и сердце музою  наполнил, идущий колокольный звон»
Сознание путешественника сконцентрировалось на пении, это были певчие птицы, и сердце Агдама наполнилось музыкой. Он открыл глаза, и увидел, что он лежит в гроте, рядом с гротом шумел водопад, и всюду слышалось пение птиц.  «Где я?»-  недоумевал Агдам,  пещера была не похожа на ту, в которой он оказался, после возвращения из царства Лилит, в пещере были гладкие отполированные высокие потолки, ровной формы. Было холодно, холод исходил от саркофага, в котором лежал путешественник. Агдам приподнялся, огляделся, на него безмолвно смотрело огромное количество саркофагов, которыми была наполнена  пещера.
«Кто эти люди? Где я?»- недоумевал путешественник.   
Возле стены, стоял точно такой же саркофаг, путешественник шагнул к нему, и в нем  лежала его любимая жрица Изида. Пряди ее волос, лежали вдоль ее прекрасного тела, ее руки были скрещены и лежали поверх белоснежной тоги, бледность ее лица, не пугала и не отталкивала, а лишь подчеркивало ее красоту.  Агдам бросился к ней, и начал целовать ее холодные, как лед, руки, пытаясь согреть их своим дыханием, но не смог.
- Проснись! Проснись!- шептал он, и слезы текли из его глаз. Желая поднять жрицу из гроба, Агдам прочитал заклинание, протянул к ней руку, и начал передавать ей свои жизненные силы. Недавно пришедшая  к путешественнику сила,  начали покидать его, однако Изида не оживала.
- Она спит, и в этом мире, и в мире живых, твоих сил недостаточно, что бы поднять Императрицу, нужно еще кольцо Лилит,-  голос принадлежал незнакомцу, вошедшему в грот. Незнакомец приближался, на нем была кольчуга, шлем, латы, на поясе весел меч, на голове был шлем, с рогами, точно такой же, как Агдам видел, у рыцаря который будил его, в пещере отшельника.
- Кто ты?- спросил Агдам, приближающегося незнакомца, ему нездоровилось, почти все силы он отдал жрице, пытаясь ее оживить, тело начало лихорадить, путешественник более не чувствовал, твердости в ногах, его речь была чуть слышной, перед глазами поплыл зал и ноги стали подкашиваться, держась за стенку, он сел на пол.  Незнакомец, подошел, помог Агдаму встать, и, поддерживая его, за локоть, повел к выходу, сказал, что все его, называют звездочетом, экспертом по звездам. Звездочет поведал  душераздирающую историю про усыпление жрицы:
-Жрица, в нашем мире, имела власть над амазонками. И те,  желали править, над мужчинами. Колдун знал это, на свадьбе был жестким, сказал: «управление царством мужское дело… », и его речь была поддержана Императором, а также  аплодисментами гостей, видных мужей нашего царства, что вызвало  негодование Изиды, которую в том мире, откуда она пришла, почитали как богиню,  и она бросила копье в императора.   Император чудом спасся. Жрица, по велению императора, была вынуждена ходить с завязанным ртом, до поры пока вынашивала первенца, и не могла не есть,  ни пить, не говорить. А после того,  как она родила  и стала Императрицей, ее усыпили. И с тех пор в этом царстве больше некто не слышал ее щебечущего голоса. И все рождающиеся девушки до своего совершеннолетия обязаны ходить с завязанным ртом, а после рождения ребенка  усыплялись. Лишь очень короткий период, они могут петь и играть на арфе, в этот период времени, они превращаются в прекрасных русалок, и горе тому моряку, чей корабль оказывается рядом.
- Но где мне найти Лилит? И как мне забрать у нее кольцо?- спросил путешественник.
Звездочет развел руками, с сожалением в голосе произнес:
-  Лилит носит кольцо в мире живых, а в нашем мире, у нее нет кольца, в нашем мире она лишь прекрасная русалка. Кольцо это может изготовить одноглазый кузнец, живущий, по ту сторону, Мертвого города. Здесь все по-другому, каким ты помнишь себя?
Агдам вопросительно посмотрел на звездочета, и тот жестом  указал ему на зеркально отполированный камень, у выхода из пещеры.  Агдам посмотрел в  зеркало, и отражение  увидел старика отшельника. Агдам, не поверил уведенному, отшатнулся от зеркала, ощупал бороду, вырвал клок седых волос и зарыдал.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:15:59)

0

98

Холст Художника

Агдам покинул пещеру и осмотрелся, рядом с пещерой было два зеркала, возле которых стояло по одному стражу. Вернее зеркало было одно, оно было  разрублено на две части, возле каждой из которых, стояли охранники. Стражи запрещали  рабам смотреть в зеркало, так как раб, глядя в отражение, мог видеть своего господина. Однако и сами стражи, не могли  отличать рабов, от свободных людей, по этому, когда кто-то из желающих, просил разрешения  посмотреть на свое отражение, стражи одобрительно кивали головой и заботливо отходили в сторону. Агдам желал еще раз увидеть свое отражение, а так же узнать о том, куда в этот раз занесла его судьба:
- Скажи, Любезный,- начал разговор Агдам, обращаясь к одному  явно скучающему стражу:
- Что это за грот, и кто такой Звездочет, который так заботливо встретил меня? И могу ли я взглянуть на свое отражение в зеркало?
Стражник, чуть повернул закрытую шлемом голову, осмотрел старца, показывая  пальцем на небо, учтиво ответил:
- Звездочет ведет счет, сияющих звезд на небе, а так же потухших звезд на земле,-  произнеся последнюю фразу, страж жестом указал на грот.  Путешественнику показалось странным, что о лежащих в катафалках людях, стражник говорит как о звездах.  Страж указал на зеркало и сказал:
- Это не зеркало, а холст художника. Во времена правления трехглазого колдуна, жил безумный художник. Художник с детства мечтал стать великим математиком и даже создал в своих фантазиях мир Математик. Через какое-то время в городе начали появляться люди из мира Математик. Все, что рисовал и то, о чем мечтал, безумный художник сбывалось, но с запозданием. Император, которого за глаза, звали трехглазый колдун, очень любил, чтоб все люди империи,  говорили только о его городе. Даже если повар начинал говорить о рецепте пирога, он обязательно должен был упомянуть  цех города, где был испечен пирог. Художник, по своему безумию, не мог не писать, ни говорить, и не мог объяснить, что он рисует в своих картинах. Несмотря на то, что он в своих картинах рисовал трон трехглазого колдуна, и его дворец, жители  этого не заметили. А так как картина не имела клейма, художника депортировали в самый удаленный уголок  царства, в котором жили огнедышащие драконы, и любители табака. В этом уголке страны, можно было рисовать любые картины, даже те, на которых не было клейма Империи.  Запрещено было лишь рисовать бесов, которые жили по другую сторону реки, и старалась, захватывать жителей города в плен. Чтобы захватить в плен,  жителя Империи, бесы дожидались наступления темноты,  и пока горожане спали, одевали на них, ошейники. К этому ошейнику, была привязана цепь, за которую главный бес или Хромой, так еще его называли жители, утаскивал их, в свое царство тьмы. И там, в царстве тьмы, в Мертвом городе  свободные люди, превращались в рабов. Художник продолжал свое творчество, и одному из слуг Императора показалось, что Художник рисует беса. «Мокрый бес»- кричал слуга и этим криком испугал всю Империю. Жители царства испугались, и Император, думая, что картины художника есть происки бесов, пожелал уничтожить картину и отправил к нему свою стражу. Вещий колдун бился в истерике, умолял Императора этого не делать, предвещал беду, и то, что с уничтожением холста исчезнет царство Императора. Слуга разрубил холст на две части, страна так же распалось, на две части и в каждой части страны стало по Императору. Императоры, уже разных стран, поделили слуг и имущество, холст уже больше некто не желал уничтожать. Даже были попытки склеить холст, но меч слуги был слишком острым. Сегодня к каждой части холста было приставлено по стражнику, что бы кто-то, не причинил вред империи, случайно или умышленно.
Стражник, отошел в строну, предложил Агдаму, посмотреть на свое отражение. Агдам взглянул на холст и  ужаснулся, на его шее был собачий ошейник и к этому ошейнику, была пристегнута цепь, кто-то невидимый взору, тянул эту цепь и этот невидимый глазу, находился где-то  далеко, по ту сторону реки, там где, виднелся Мертвый город .

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:16:56)

0

99

продолжение
Пегас
Один из стражников,  увидел ошейник, на шее Агдама, а также слезы, на его глазах, покачал головой, показывая, на пасущихся неподалеку лошадей с крыльями, укоризненным тоном сказал:
-Ах,  Странствующий рыцарь, что ж ты рыдаешь подобно юной девице, где твоя былая отвага и удаль? Почему бы тебе не оседлать коня,  не взять меч, и в бою не завоевать свободу? Покажи, что ты храбрый и сильный.
Путешественник, слыша речь стража, сжал кулаки, его мышцы,  тело, превратились в пружину, готовую в любой момент развернуться. Агдам в этот момент, больше был похож  на пантеру, готовую прыгнуть и в этой схватке или победить или погибнуть, чем на старика  отшельника.
- Скажи, Любезный Страж,- обратился Агдам к стражнику, показывая ему на монашеский плащ, с изображением креста: Чей это плащ? 
- Тсс!- сказал страж, приложив палец вначале к губам, а потом к глазу и уху, и добавил, показывая на холст:
- Смотри, слушай, молчи, если ты путешественник, произнесешь, хотя бы один звук, изображение исчезнет. 
Агдам смотрел на изображение, в картине художника, появился монах-знаменоносец, именно тот, монах, у которого он отнял знамя, на корабле тамплиеров. «Несчастный»- подумал Агдам, мысленно обращаясь к монаху, сказал: «Прости меня брат, ибо я стал причиной твоей смерти».
…Монах шел лесной тропой, тропу окружали цветущие деревья, на которых было множество птиц. Птицы пели и радовались наступившей весне, монах опечаленный потерей знамени, нечего этого не замечал. Он шел, низко склонив голову, в сопровождении своих друзей, Агдам узнал магистра Глории, он шел, справа от монаха,  слева от монаха был здоровяк Горст. Монах перешел мост,  навстречу ему из Мертвого города шел Хромой,  с ним было еще три спутника. По его слоновой кости можно было понять, что он очень богатый и влиятельный человек, но его величие можно было понять, приблизившись к нему. Огромная сила исходила от дьявола, и многие жители Мертвого города, при приближении дьявола, с почтением склонили голову, несколько рабов, пристегнутых цепями, при виде его выругались, и один из них плюнул в его сторону.  Агдам не слышал, о чем говорил Хромой с монахом, но понимал, что они не договорились. Спутники Хромого приковали монаха цепями к храму Сатаны, и удалились. Дьявол стоял в стороне и наблюдал, как  монах, прикованный цепями, упал на колени и начал о чем-то просить Магистра, тот отрицательно покачал головой. Монах поднял руки к небу, прочитал молитву и вновь начал, что-то просить магистра. Магистр согласился, кивнул головой и поднял свой меч,  удар меча монаху пришелся  в самое сердце. Агдам смотрел на того, при чьем имени содрогаются сильные мира сего, и  видел,  все что происходит,  делается  с его молчаливого согласия. Монах упал. Магистр развел костер, и предал тело монаха сожжению, и обратил его тело  в пепел. Слезы текли из глаз магистра даже тогда, когда на месте пепла появились прекрасные цветы.
- Прости меня,- прошептал Агдам монаху- знаменоносцу, старца мучило чувство вины, изображение монаха исчезло, и холст отражал лес, и пасущихся на лугу лошадей.  Душа Агдама болела, не за свою участь, и страх погибнуть в рабстве у дьявола. Он переживал о том, как разбудить спящую императрицу и поднять ее из гроба.
Агдам услышал ржание коня, конь пасся на лужайке, щепал траву, его крылья были низко опущены и он постоянно повторял двойную букву альфа: -Ал-ал, Ал-ал, Алла.
Конь произносил эти буквы, жалобно посмотрел по сторонам, его взгляд лишь на короткое мгновение, упал на старца, и путешественник заметил, что конь испытал огромное горе и печаль. Агдам обратился с вопросом к стражнику:
-Скажи любезный, почему этот конь, постоянно произносит, двойную букву алефа, что это значит?
- ООО,- многозначно сказал страж и поднял руки к небу,- эту душераздирающую историю знает весь мир. Этот конь в городе Живых был свободной птицей - галкой, он летал высоко среди звезд, и был любим самой матерью звезд.
Страж замолчал, ему было трудно говорить, в голосе послышались нотки рыдания, он немного помолчал, а потом продолжил:
- Он летал в  звездном небе, и был счастлив. Однажды, утром  начало всходить солнце, вечерние звезды  отходили  ко сну, оставляя небо дневным птицам. Но, он продолжал летать в небе, желая парить и днем и ночью, и  одним крылом коснулся солнца,  упал на землю, и превратившись в коня с крыльями. Мать звезд потеряла к нему интерес, а он получил имя Пегаса. Он постоянно в своих мольбах взывает к ней, но все безуспешно.
- Кто это, мать звезд?-  спросил путешественник, поднимая в недоумении глаза.
- Мать звезд, это Великая Двойная алефа, которая внесла большой вклад в развитие звездного неба. Ее имя нельзя не знать,- гордо и многозначно произнес страж. 
Старец  подошел к коню, потрепал его за гриву, конь бил копытами высекал искры, тянул мундштук, подставлял седло, желая взвить высоко к звездам, туда, где когда-то парил. Как Агдаму хотелось взвить ввысь, к звездам, но ошейник на его шее мешал ему.  Путешественник вскочил в седло, Пегас напряг мышцы, рванул вначале рысцой, а потом расправил крылья и полетел в сторону Мертвого города.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:18:13)

0

100

Зазеркалье

Конь летел над землей, широко расставив крылья, Агдам прекрасно видел внизу две империи. Один из жителей империи бросал камни и стучал в грудь, кричал:
- Наш император самый лучший, наш император самый лучший.
В ответ, в него, кто-то бросил огромный камень, с другой стороны империи, и этот житель спрятался за угол, огромной скалы. Пегас летел меж облаками, облетел скалу и взору  Агдама открылся прекрасный вид внизу. Верхушки соснового бора шевелил ветер, кроны деревьев напоминали руки, и эти руки звали путешественника, шептали: «Странник, забудь обо всем, спустись вниз, вдохни чудесный аромат».  Пегас, повинуясь настроению путешественника начал спускаться вниз, старец подлетел к лесной опушке. На опушке, на пне, что был меж двух сосен, сидел орангутанг, Агдам узнал его, это был Веселый Шалопай, которого он встречал на Восточном базаре, в клетке вмести с другими поющими обезьянами.  Веселый Шалопай, обучал других орангутангов театральному искусству, рисовал на песке, как правильно двигаться, поднимать руки и ноги.  Агдам обрадовался встрече со старым знакомым, он с огромной скоростью ринулся вниз, пролетая мимо него, радостно, закричал: «Привет».  Орангутанг рассказывал своим ученикам что-то очень важное, одной рукой чесал свою волосатую грудь, а другой показывал на знаки, нарисованные  на песке.  Ученики, внимательно слышали орангутанга. Его речь была весьма и весьма  выразительной,  и это говорило о важности, передаваемого материала. Обезьяна услышала голос, подняла голову кверху,  увидела путешественника, изменилась в лице, улыбка исчезла, спряталась  за сосну.
«Сгинь, нечистая!!! Сгинь!!! Спасайся!» - закричал отчаянно Веселый шалопай, он  махал руками,  в сторону Агдама, видимо ошибочно принял его за беса.  Агдам перелетел сосны, приземлился, осторожно прокрался в зарослях, из которых хорошо просматривалась поляна с обезьянами.  Веселый шалопай,  трясся от страха, испуганно выглядывал из-за сосны, убедившись, что Агдам исчез, вышел к ученикам. Ученики встали, испуганно озирались, кричали, наперебой спрашивали учителя: «Кто? Кто это был? Это бес?  А какой это вид беса?». Вопросы градом сыпались на учителя, орангутанг же не мог говорить, наконец, справившись с волнением, отдышавшись, промолвил:
- Друзья, мне часто снятся кошмарные сны, в одном из моих кошмарных снов я и мой друг Граф жили в клетках на восточном базаре, нас заставляли веселить народ песнями, и вот в один из таких дней…
Агдам не стал дослушивать историю, он ее знал наизусть, ему стало понятно, после смерти он оказался в мире, который считал сном, и умер в мире, который считают сном те, кто живет в зазеркалье. Зазеркалье, да, да, именно так, отшельник называл этот мир. Орангутанг в том мире, откуда прибыл Агдам, был пленником, он считал всех людей, кому ему приходилось петь песни, бесами, так как они держали его в клетке. Путешественник, отпустил коня и побрел, по лесной тропинке, к Мертвому городу, до которого оставалось полдня пути, желая, насладится ароматом, исходящим от леса, послушать пение птиц. В Мертвом городе нечего этого не было, и чем ближе приближался Агдам к его границам, тем меньше он встречал певчих птиц, и встречал сухих и  безжизненных деревьев.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:19:14)

0

101

Вход в бездну
Лес заканчивался, впереди показалось река. Под ногами путешественника хрустели сухие ветки, и этот хруст как эхо повторял безжизненный лес. Агдам не видел, но чувствовал, как бесы тащат его на невидимой цепочке, к мосту, который был, перекинут через реку.  Возле моста стоял художник, он наносил краску на холст, смеялся, сам с собой разговаривал,  внимательно разглядывал тучи, которые со всех сторон стекались к Мертвому городу, а потом наносил их на холст.  Из леса вышла дева, она довольно контрастно смотрелась на фоне безжизненного леса, такая живая, красивая, с румянцем на щеках, и длинными распущенными волосами. Дева сбросила одежду и не торопясь пошла к реке. Это была одна из русалок зазеркалья. Она смеялась, звала художника поплавать, махнула ему рукой, ее звонкий смех и красивое тело могли пленить любого. Она уже могла говорить, в силу того что у нее только наступило совершеннолетие. Но ее хвост, который появляется у всех русалок в момент их плаванья, еще не отрос. И поэтому ее голос еще был слаб, и не имел той безоговорочной завораживающей силы, способной погубить художника и утянуть его за собой на дно реки.
- Почему ты желаешь погубить художника?- спросил Агдам, разглядывая  холст.
- Он слишком труслив и не пишет в своих картинах нечего принципиально нового,- ответила русалка и развела руками, выражая глубокое  сожаление.
- А что ты желаешь увидеть, в картине?- спросил художник у русалки. Та немного подумала, пожала плечами и ответила:
- В общем-то, нечего нового, нарисуй, войну! Все мужчины покидают империю и погибают, остаются только женщины и рабы, женщины правят, рабы им подчиняются.
Русалка произнесла последнюю фразу, высоко подняв подбородок, было понятно, что с ней согласны все русалки империи. Художник услышал и удивился:
- "Неужели, ты считаешь, что картины я пишу сам? Я лишь достигая необходимого состояния,  начинаю общаться с духами, которые водят кисть моей руки, но я сам нечего не могу менять".
Русалка не ответила художнику, у нее отрос хвост, и она нырнула в реку, решив не губить художника. Агдам вспомнил про волшебный холст,  решил  расспросить о нем:
-Скажи, художник, могу ли я пройти сквозь твою картину и вернуться в свой мир, к которому я привык?
Художник взглянул на Агдама, и продолжая писать картину ответил:
- Я отвечу на этот вопрос, при одном условии, что ты находясь в Мертвом городе, выполнишь мою просьбу.
Агдам немного подумал, пожал плечами и ответил:
- Если конечно эта просьба не будет для меня обременительна, в смысле в моих силах.
В реке плавало несколько русалок, одна из них, крикнула:
- Художник, пойдем к нам.
Художник посмотрел на русалку, которую сестры звали Лилит, и обращаясь к Агдаму сказал:
- О, нет, нет, нечего сложного.  Нужно попросить Хромого, превратить всех русалок, которые  подобно сиренам, грабят корабли моряков, в прекрасные цветы, украшающие императорский дворец. За этими цветами из поколения в поколения, будут бережно ухаживать садовники.
Глядя на художника, было видно, он с большим трудом сдерживает желание, пойти и поплавать вместе с русалками. Он знал, что в этой реке водятся ужасные кровожадные Данданы. Данданы  истребляли все живое, не трогали лишь русалок, подчиняясь, завораживающей магической силе исходящей от них.
- Но, послушает ли меня главный дьявол?- удивился Агдам,
- Для возврата в свой мир тебе необходимо отнять меч  у  Императора. Узнать какой именно из двух императоров истинный, ты сможешь, лишь спустившись в бездну, и отведав зелье добра и зла. Сатана, исполняет последние желание, многим, перед спуском в ад.
Агдам размышлял, ему было страшно, художник, видя сомнения, которые терзают старца, добавил:
«Мой друг тебе необходимо, познания добра и зла,
И твое сердце нетерпимо, отвагою душа полна?
Но, зелье зла, в аду хранится,
и чтоб тебе его познать,
придется в ад, тебе спустится,
и руку дьяволу пожать.
Некто не может в АД спустится,
Хромому руку не подав,
Того, ты, можно не стыдиться,
лишь укротив свой пылкий нрав.
Потом скрестишь с Хромым ты шпаги,
Он не простит былых потерь,
Жрица даст тебе отваги,
Иди, открыта в бездну дверь…»
Невидимая цепь натянулось, и Агдам шагнул на мост.
Все, кто прошел мост, оказывался на обратной стороне земли. Цепь, на которой бесы тащили Агдама в Мертвый город, лежала меж столбов, изготовленных в классическом стиле, это были красивые столбы, не имеющие фундамента и уходящие в самые недра земли. Пройдя их, Агдам оказался рядом с храмом сатаны. На храме Сатаны не было креста, была лишь пентаграмма, звездой вниз.
.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:20:13)

0

102

Мертвый город
Появился Хромой, он приближался,  молчал, но в этом молчании была огромная сила,  все живое вокруг него замолкало,  слыша стук, его трости.  Земля была выжжена, на ней нечего не цвело, она была подобно пустыне. «Почему звезда вниз»-подумал Агдам, наблюдая за храмом Сатаны.  Хромой прочитал мысли старца, ответил:
-Иногда моим бесам выпадают счастливые дни, и они ловят даже ангелов, которые парят на небе в виде звезд. Всякую падшая звезда, которую люди видят в небе, есть пополнения моего царства. В момент падения ангелы слышат желания людей и могут их исполнять. Сегодня мое царство будет пополнено еще одной звездой, какое будет твое  желание?
- Свое последние желание, я обещал художнику,- с сожалением ответил  Агдам, понимая, что упустил шанс разбудить жрицу.
Агдам видел, что все, кто входили в храм Сатаны, не могли выйти из него. Сам выход был расположен так, что каждый, кто выходил в него, сразу вставал на лестницу, по которой  спускался в самую бездну ада. Многие входили в храм Сатаны, из любопытства, оказавшись на лестнице, желали  вернуться, кричали, молились, потягивая руки к небу, но те, кто шли позади, толкали их, все ниже и ниже. Возле входа, в храм,  стояли стражники, в их руках были копья и плетки. Всем, входящим в храм, бесы одевали, собачьи ошейники, на шею. Людская вереница была бесконечной, глаза людей были закрыты. 
Бесы не имел власти над теми, кто не входил в храм Сатаны. Их они подобно Агдаму ловились цепями с воздуха, из-под воды, или с суши. Каждому пойманному предлагалась служить по доброй воле или сражаться с Хромым. Тот, кто соглашался сражаться, могли выбрать оружие и в случае победы могли  вернуться назад, в мир людей. Таких людей было не так много и всему Миру их имена известны. Кто в сражении проигрывал, обязан был служить Дьяволу. Были и такие, кто соглашался служить без сражения, их ждала украшенная мраморная лестница, по которой они могли вместе с очень важными гостями спуститься в бездну. Но были и те, кто отказывался сражаться и служить Хромому. Их держали на цепи и не отпускали . Монах Горст просидел на цепи у входа в бездну несколько тысяч лет, по истечении этого срока, цепь сгнила и лишь тогда, он получил свободу.  Все эти знания пришли к старцу, как только он вступил на территорию Мертвого города.
- Твой выбор?- спросил Хромой Агдама.
Агдам колебался, желал взять минуту на размышление.
- Мой посох и одежду монаха,- потребовал Агдам и в ту же минуту, в его руке появился посох, который он мог обратить в меч, а также на нем оказался удобный плащ с капюшоном. Послышался шум.
- Попалась рыбки,- кричали довольные бесы, вытаскивая из-под воды двух русалок, те билась, пыталось выпрыгнуть, оборвать цепи, но не могли. На берегу, она превратилась в девушек,  бесы держали их за локти, и вели к храму. 
- В чем их вина?- спросил Агдам
- Вавилонские  девственницы, сестры Лилит и Иштар, они безвинны,- ответил Хромой и посмотрел в глаза старца:
- Твой выбор?
- Мечи скрестим, с тобой мы позже,- сказал Агдам, пожал Хромому руку и шагнул к храму Сатаны.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:21:25)

0

103

Сердце монаха
  Агдам пожал руку Хромому, почувствовал нестерпимое жжение на своей груди. Звезда, которую, носил Агдам, накалилась,  жгла, это был подарок магистра  Глории, звезда служила напоминанием о Боге. Еще через мгновение боль стала нестерпимой. Агдам снял звезду. Желая ее спрятать, начал искать для нее укромное место, среди цветов, увидел гору пепла и разгреб его. Среди пепла путешественник нашел бьющееся сердце монаха-знаменоносца,   и в это сердце  спрятал звезду. Подошел бес, отодвинул Агдама, желая посмотреть, что лежит на земле, разгреб пепел, увидел сердце монаха, закричал: « Отнесите, это сердце, на суд». Повернулся к Агдаму и указывал на вход в храм, сказал: «Не забудь, одеть маску».  Агдам закрыл лицо маской, с изображение льва,  вошел, присутствующие повернулись, чувствовалось всеобщие удивление. Среди присутствующих на церемонии, помимо бесов, были мужчины и женщины, на них были маски с изображением козла.  Все ждали начало ритуала. Вошли несколько бесов,  в толпе, воцарилось оживление . Лилит приковали к стене цепями.
«Кровь, кровь, кровь»- закричали в толпе, Агдам желая понять, что происходит, спросил об этом беса, который стоял рядом. 
- Видимое, есть отражение невидимого,- сказал бес и указал, на несколько больших шаров рядом  с жертвенником.  Агдам увидел в одном из шаров Ливию, она стояла на коленях, молилась Дьяволу, просила даровать ей победу в борьбе с Агдамом. Агдам в это время, в мире Живых, висел на скале, желая  завершить работу, стучал молотком, торопился. Он услышал ржание лошадей, обернулся, несколько всадников, спешили к нему. «Слуги Октавиана, да будь вы прокляты»- сквозь зубы процедил Агдам, прошептал заклинание и мысленно швырнул в них молнию. Кони всадников заржали, встали на дыбы, начали сбрасывать наездников и топтать их копытами. 
В храм Сатаны ввели вторую девушку, два беса распластали ее по жертвеннику, привязывая ее руки и ноги, внутри звезд пентаграммы.
- Кровь, кровь, - кричала толпа, обращаясь к вошедшему жрецу. Появившейся жрец, был не похож,  на остальных, нижняя его половина была лошадиной, само тело было как у человека, а голова как у осла. В руках он держал длинный изогнутый нож из слоновой кости. Он не торопясь шел к привязанной девушке, высоко подняв руки, кланялся публике, которая приветствовала его криками и свистом.
- Кровь, кровь,- кричала толпа, в это время, те, кто смотрел, на волшебный шар видели, как Агдам в мире Живых карабкался по веревке, ему оставалось преодолеть, с десяток метров и он после этого оказывался вне досягаемости противником. На верху скалы стояла маленькая часовня, привязанная к ней лошадь, ждала Агдама, стучала копытами.
Жрец подошел к девушке и ударил ее ножом, меж грудей, хлынула кровь, ее тело перестало биться и сопротивляться и начало остывать, его покидали жизненные силы, кровь лила на жертвенник. Душа, покидающая девушку, была похожа на туман, она медленно отделялась от тела.
Агдам взглянул на шар, именно в этот момент, когда вершина скалы была так близка и ее уже можно было ухватить рукой, началось землетрясение. Часовня развалилась на части, привязанная к ней лошадь, в испуге понеслась в чащу леса, один из камней скалы  ударил Агдама по голове,  он падал, к статуе Изиды, туда, где лежал несколько растоптанных лошадьми слуг Октавиана. 
- Суд, суд,- закричала толпа, наблюдая в шары, как душа девушки прилетела к судье. Судья указал  ей на чашу весов, и девушка покорно, встала в чашу. На другую чашу, судья бросил книгу грехов, той другой Иштар, из мира Живых, которая была только похожа, на эту девушку.  Чаша, под весом книги, опустилась.
- Что с ней будет,- спросил Агдам беса.
- Она возродится в Вавилоне, будет служить Хромому, она должна уничтожить императора,  ее наказание - жить, не зная любви и мира,- ответил бес, продолжая смотреть в шар, в этот момент, к судье принесли сердце монаха- знаменоносца. Рядом с судьей весела табличка, на которой кровью, один из приговоренных к превращению в прах, написал:
В час тот, когда остановилось время,
Душа моя, пришла на Страшный Суд.
Грехов накопленных, я скинул бремя,
И облегченно смог вздохнуть.
Я нес грехи, и ноша была тяжкой,
Но, Бог один, за то, лишь мне судья.
Добрых дел, я тоже сеял семя,
Но, где, же то? чем мог, гордится я?
Не уж-то прах на собственной могиле,
Оставит память только про меня?
Судья, бросил сердце монаха, на чашу весов, и оно перевесило книгу грехов, бесы наблюдавшие суд начали свистеть и возмущаться, судья  к книге грехов, добавил книгу с грехами всего города, однако сердце монаха все так же перевешивало, благодаря звезде, которую Агдам спрятал в него.  Воцарилось молчание, а храм вошел Хромой, он взглянул на чашу, и обращаясь к Агдаму, сказал: «Его возродят, это твоя первая победа». И  указал Агдаму на лестницу, в бездну.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:22:31)

0

104

Асмадей
-Не поскользнись,- услышал Агдам, вступая на лестницу, повернулся на голос, старуха корявой рукой указывала ему на облака, окружающие лестницу, пояснила:
- Мертвый город, далеко внизу. Хромому будет неприятно, если ты свалишься ему на голову. Смягчающим вину обстоятельством на суде не будет точно.
Агдам схватился за перила, толпа сверху давила, старуха оглянулась,  попыталась улыбнуться, изобразила гримасу, сказала:
- Скучно не будет, тебе, в отличии от других,  даровано три дня,  до суда, быть в своем разуме.
- Что есть быть в своем разуме?- с недоумением спросил путешественник, разглядывая лицо старухи, обильно увешанное, со всех сторон бородавками, подумал: «какая отвратительная дама».
- Чтобы рабы не смогли восстать, Дьявол запрещают людям разговаривать друг с другом,  и те общаются меж собой жестами и совершенно не понимают друг друга. Эту традицию ввел Хромой, несколько тысяч лет назад, после того как стал императором  Мертвого города.  И через несколько поколений, люди совершенно разучились разговаривать и понимать друг друга,  каждый житель говорит только о своих проблемах,  и не слышит того с кем он разговаривает.   
Старуха указала, на шедших рядом с Агдамом, путников. Те разговаривали жестами, их рты и глаза были закрыты, и пояснила:
- Ошейник создает любые иллюзии в воображении, и каждый видит то, что нужно бесам. Люди здесь спят годами, столетиями, иногда их будят работать, выполнять самую тяжелую работу.
- Кто ты?- спросил Агдам старуху и посмотрел в ее темные глаза.
- Я твой персональный бес, буду следить за тобой вплоть до самого суда. Если тебе удастся снять ошейник с шеи, ты победишь Хромого, разрушишь это страшное место, но и сам погибнешь.
Старуха исчезла, бес замолчал, принял свой родной облик, при его виде, рука Агдама потянулась к посоху, с большим трудом сдержал желание разрубить беса на части и спросил, немного успокоившись:
-Как твое имя?
- Асмадей, мое имя, нечего тебе не скажет, а может по тому ты и не нашел свою жрицу, что…
Бес замолчал, задумался, его лицо исказилось злобой, и он прошипел на ухо Агдама:
- Один из великих Царей взял меня в плен, и заставил строить Храм, я не мог сопротивляться силе света, которая исходила от его звезды. Скажи, путешественник, есть на земле какое-то более страшное наказание   для беса, чем строить Храм, в котором его будут потом проклинать и оплевывать?
   Агдам молчал, бес улыбнулся одной половиной лица и прищурился:
- Ты заставил всех нас поволноваться, когда вошел на территорию Мертвого города, с этой звездой на шее, теперь тебе не на что рассчитывать и  скоро ты будешь подобен миллионам остальных.
Асмадей посмотрел на банкира, шедшего рядом, приятные воспоминания наполнили его разум. Во времена правления Гильгамеши, Асмадей был личным советником царского колдуна, давал ему советы, оставаясь невидимым для остальных, и воспоминания Асмадея унеслись в далекое прошлое…

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:23:44)

0

105

Гильгамеша

Великий Император и Царь Гильгамеша обсуждал государственные дела. Было оживленно, шли дискуссии. Обсуждались разные вопросы благоустройства империи.
- Давайте экономить свет, какие будут предложения по этому вопросу?- Император, встал, оглядел присутствующих.  Многие предлагали наказывать  слуг, которые жгут казенные свечи, в пустых домах, в ожидании  хозяев.
Царский  колдун встал, поднял руки к небу, молвил слово: «Много лет я посвятил свои труды решению этого сложного вопроса, создал волшебные шары, которые заставляют самовозгораться свечи в любых домах, когда в комнатах замка появляются жители. Свечи сами гаснут, когда  жильцы замка ложиться спать, князья могут экономить на слугах. Если б только Великий казначей, был бы столь щедр и выделил из казны нужные деньги, мы бы смогли …».
Один из князей, не дал закончить речь колдуна, оборвал его на полуслове:
- Знаем мы ваши шары,  у входа в замок нужно успевать открыть все засовы, пока оно не погаснет. А в каждом зале нужно подпрыгивать и махать руками, что б зажглись свечи. Детей же ваши шары не замечают вообще. Давайте лучше обсудим,  карточные дома, особым указом императора, было велено перенести все игорные дома на север подальше от глаз царя.
Колдун  развел руками, вздохнул, на его лице было сожаление и недоумение:
- А я что? Заклинание прочитал верно, игральные дома постепенно исчезают из одних мест, и обязательно появятся там, где указал император.  Что тут обсуждать?
Князь пригрозил кулаком колдуну, и обратился к Великому князю:
- Владыка, не проще отправить твоих Великих воинов и снести эти непотребные заведения?
- Так уж, и непотребные?-, шепнул Асмадей, на ухо Колдуну.
-Сгинь,- крикнул Колдун бесу, чем вызвал удивление князя. Бес был не видим, для окружающих. 
- Простите, я не вам это сказал- извинился колдун и развел руками. Князь продолжил, обращаясь к Императору:
- Заклинания колдуна имели силу, бесспорный факт. Но, что это было за заклинание? Возможно, колдун был пьян, может он халатно относится к своим обязанностям, а может просто перепутал формулы? Иначе как объяснить тот факт, что некоторые игровые заведения поменяли цвета и названия и стражи их перестали узнавать?
Колдун вскочил, его руки жестикулировали, он был эмоционален:
-  Чуть, что сразу колдун? Трудно   все это уложить во временные рамки, исключить побочные эффекты. Да и вообще как можно сказать, сколько именно понадобится времени,- сто, двести, триста лет, для воплощения моего заклинания? Факторов много, от которых зависит сила заклинания, да и самих алхимических ингредиентов,- сияние звезд, время прочтения заклинаний, настроение жриц и жрецов.
Император спокойно пил вино, слушал собравшихся, князь не унимался, атаковал колдуна:
- Твои жрецы наколдовали так, что у жителей самого грозного княжества исчезли руки в момент выборов воеводы, и враждебный нам Хумбаба смог проголосовать сам за себя? Наши доблестные разведчики пытались провести расследование, хотели подкупить одного из бесов за тридцать серебряных,  выявить правду. Так бесы сейчас все золотом берут! Паразиты! Да, такие суммы! Казны не хватит, купить всю правду, об них. Говорят Хумбаба это оборотень, сам дьявол, он может превращаться в любого зверя. В лесах Ливана  у него огромная армия. По особому указу Хумбабы, каждый из воинов, погибший ради него, получает бессмертие.
Среди князей послышался недовольный ропот:
- Да, что он о себе возомнил!!! Пусть колдун все объяснит.
Колдун был спокоен к нападкам.
- Что б бесы не имели силы, нужно обучать детей, и воспитывать их в замке. Дети выбирают своего детского Великого князя. Голосуют за него. Когда они вырастут, чары бесов, позволяющие осушить им руки, будут бессильны.
Все за столом начали аплодировать колдуну. Колдун поклонился, помолчал, добавил:
- Не будет ли, Великий князь, столь любезен, выделить на эти изыски сто золотых медвежьих экю.
Император кивнул. Великий казначей,  поперхнулся, ему стало плохо дышать, разорвал ворот рубахи. За столом начался шум.
- Лекаря, лекаря! Срочно! Главному казначею плохо.
В зал вбежал лекарь, казначея взяли за руки, повели из зала. Он с трудом шел, задыхался, некого не слышал, все время повторял:
- Сто золотых медвежьих экю, сто золотых медвежьих экю…
Бес тем временем вселился в одного из банкиров. Банкир встал, молвил:
-Мне снился сон, тысячи прекрасных русалок, превратились в цветы и начали украшать сад императора. Император рвал любой понравившийся ему цветок и однажды, когда он сорвал розу, у него родился сын великий Энкиду. Энкиду  не будет иметь равных себе в силе, и будет более велик, чем его отец, -  ответил колдун, задев больную для Императора тему, царские лекари говорили о пустом семени   Императора и о том, что он не может иметь детей. Собравшиеся загудели. Каждый из присутствующих, трактовал сон, по- своему.
-Тишины,- попросил Император:
-Давайте узнаем, как расшифровал сон колдун царя?
Колдун внимательно оглядел присутствующих, и не торопясь, предавая важности каждому слову, сказал:
- Боги желают, чтоб Император, да будет он жить вечно, своим указам обязал всех жителей отдать на воспитание во дворец, всех девочек в возрасте старше шести лет. Когда девушки достигнут совершеннолетия, мужчины желая взять их в жены, заплатят за них огромный выкуп золотом.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:27:14)

0

106

Дамы и господа скоро финал сказки не более 5-7 постов, кто отгадает финал? чем закончится сказка?

Дворец Асмадея.
Лестница закончилась, Агдам встал  на вымощенную из камня мостовую и огляделся.  Мертвый город был похож на мир живых, на путешественника смотрели такие же дома, дороги, деревья, к которым он привык своем  мире,  не было лишь солнца, солнечные лучи попадали в Мертвый город, из-за горизонта, казалось, что солнце вот- вот выглянет, но оно не появлялась.  Дома выглядели пустыми, было впечатление, что в них некто не живет. Два беса с плетками в руках, быстрым шагом шли к одному из домов, с выбитыми окнами. Агдам из любопытства последовал за ними, в зале на куче тряпок спал мужчина, он улыбался во сне, о чем-то разговаривал. «Вставай!»- скомандовал бес и ударил мужчину плеткой. «Подъем!»- бес продолжал кричать и хлестать плеткой несчастного, и бил его до тех пор,  пока тот, не встал и не выбежал во двор. Во дворе стояли подводы с кирпичами, бесы сгоняли жителей со всех домов, и заставляли разгружать кирпич.  Подошел Асмадей, обращаясь к Агдаму, гордо сказал:
- Они будут строить мне многоэтажный дворец.
Путешественник с нескрываемым ужасом смотрел на женщину с растрепанными волосами, она таскала кирпич, улыбалась, не чувствовала ударов плеткой, которыми ее награждали бесы. 
- Шевелись,- закричал бес ударил девушку плеткой, та упала в грязь, встала, и напевая веселую песню, продолжила выполнять тяжелую работу.
- Она не чувствует боли?- с ужасом, спросил Агдам у Асмадея.
- Они даже нас не видят. Она сейчас думает, что готовит суп на кухне и ждет любимого мужчину. Этот (Асмадей указал на толстяка) думает что, ему нужно работать, чтоб прокормить семью.
Путешественник смотрел как небольшая кучка бесов, издевается над тысячами рабов, его рука сжала посох, он с трудом сдерживался, желая разрубить бесов, на части. Асмадей прочитал мысли Агдама, ухмыльнулся и сказал:
- Однажды в Никроград спустился  Великий Царь Александр и попытался напомнить жителям, кто они, и откуда пришли, он поднял восстание. Восстание было разгромлено, с уходом из города Александра. Бесы, наученные горьким опытом, стали усыплять жителей Никрограда. И с тех пор жители Мертвого города, все делают, находясь в состоянии глубокого сна,  не осознавая, где они находятся, и так идут тысячелетия, они работают, гуляют, едят и пьют, не просыпаясь и не открывая глаз, ошейник на шее создает им иллюзию и заменяет зрение.  Мы! Именно мы, сделали людей счастливыми в мире, который почему то зовут Адом. Смотри! - Закричал Асмадей и подошел мужчине,  разорвал на нем одежду, швырнул его на землю и начал бить плеткой, потом ногами, мужчина валялся в луже собственной крови и глупо улыбался.
- Смотри путешественник!- Кричал бес:
- Будут ли они счастливы, если ты их разбудишь? Зачем им осознавать реальность?  Служи нам!-  Асмадей жестом указал на скалу, кивнул, приглашая Агдама идти за ним. В скале  было несколько пещер, возле каждой пещеры стояли стражи.
- Хромой объединил мир живых и мертвых. Тысячи  лет было потрачено, что бы  построили в пространстве ходы, через которые мы можем беспрепятственно попадать в мир живых и обратно.  С той поры мир мертвых и живых напоминает в пространстве гармошку.  Живые не могут видеть нас и город мертвых. Я ставлю к каждому грешнику, персонального беса, который ходил и записывает все, что человек делает,  когда количество грехов достигала определенных пределов, бес ведет его к храму Сатаны, и оттуда спускает в бездну рабов.
Асмадей замолчал, высоко поднял голову и с наслаждением наблюдал, как внизу тысячи рабов избиваемые бесами строили  ему дворец.

Гадалка

На краю скалы жила гадалка, которую все звали математиком, за ее точные прогнозы в гадании которые она делала по звездам. Агдам постучал в дверь, и не дожидаясь ответа, вошел. По ее рыжим волосам, спадающим до плеч, и пробивающимся рогам он понял, это и есть Математик. Она что-то шептала на ухо бесу, тот кивал. Ведьма закончила говорить, бес достал из кошелька несколько монет, расплатился с Математик, и та бросила деньги в сундук стоящий у ног. Математик оглядела Агдама, ртом  из которого торчало, два огромных зуба, прошепелявила:
- Что привело тебя ко мне путешественник?
- Скажи о Великий Математик, как можно избавиться, от персонального беса, который не на шаг, от меня не отходит?
- Сгинь!- крикнула Математик в сторону Асмадея и сделала знак пальцами, бес  исчез. Агдам был поражен.
- Скажи, о, Великая Математик, как мне пройти к кузнецу, проживающему по ту сторону Мертвого города?
Математик встала. Она не могла разогнуться и напоминала лебедя, плывучего к путешественнику, в виде буквы «Г».  По пути следования, старуха  успела, пожаловалась на радикулит, на Асмадея, который не заплатил ей за последние гадание, а также на Хромого, который, за ее огромные заслуги перед ним, при жизни, выделил ей гнилым домик, готовый в любой момент развалиться,   на самом краю скалы.  Ведьма обошла Агдама, приставила указательный палец, к его груди, подняла брови, молвила:
- Это будет стоить дорого, золото, бриллианты, что у тебя есть?
Путешественник вывернул карманы, они были пусты, было понятно, гадалка не пополнит свой сундук монетами. Гадалка указала пальцем на посох.
Агдам упал на калении,  испуганно замотал головой:
-Помилуй матушка,  Чем я буду защищаться от бесов? - Указательный палец гадалки показал на дверь, она была непреклонна, требовала отдать посох.  Агдам сдался. Ведьма подошла к клетке, сова сидящая в клетке, оторвала несколько почтовых марок от писем, старуха протянула их Агдаму:
- Девять почтовых марок это расписка об оплате, фокусники знают дорогу к кузнецу, найдешь их по коркам от бананов.
Корки от бананов были разбросаны по всему городу, однако Агдам не мог видеть фокусников в силу того, что они любили носить шапки невидимки.  Агдам вспомнив сон, про рыбака, решился на хитрость. Он купил на рынке банан и привязал к нему леску с крючком, который  он вырезал из дерева. Агдам  оставил банан  на дереве, а сам, находясь  по близости,  ловил на эту наживку обезьяну, по имени  Граф.  Ночью леска натянулась, больно врезалась в палец.   Агдам довольный  побежал к дереву и увидел, как на этот крючок поймал мелкого и жалкого беса. Бес думал, что проглотил настоящий блесну, его горящие глаза с ужасом смотрели на Путешественника. Старец дернул леску, и бес упал на землю, Агдам поставил ногу на горло беса.
- Если ты мне не скажешь, как найти фокусников, я уничтожу тебя!- закричал Агдам, раздосадованный тем, что вместо обезьяны поймал беса. Бес лежал на земле, нога Агдама сжимала все сильнее и сильнее его горло, он задыхался, когда Агдам  приподнял ногу и бес смог вдохнуть воздуха, он прошептал:
- Великий и ужасный Агдам, мне, к сожалению не ведомо где фокусники.  Сохрани мне жизнь, я буду вечно твоим рабом и открою тебе страшную тайну о том, как ловят людей на ошейники и как можно убить беса, с его гибелью исчезает ошейник, который он набрасывает на шею жертвы.
Агдам кивнул, бес оглянулся, и шепотом, так, чтоб некто кроме Агдама не услышал, сказал:
- Знай, путешественник, бес не набросит ошейник на жертву, если та, не начнет восхваляться им. Иногда на ожидания, уходя десятилетия. В мире живых,  если ты сможешь убить беса, который,  одел, на тебя ошейник, ты получишь свободу.
Возле скалы стоял грозный страж, именно он и только он, пропускал путешественников в мир живых. Агдам вывернул карманы, страж при виде марок обрадовался, сказал, что марки дают право беспрепятственно входить в любой город, убрал копье.    Агдам оказался вновь в мире живых и перестал видеть цепь и ошейник, на своей шее.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:28:43)

0

107

Небесный бык
Агдам вернулся в свой мир,  к которому он привык, лучи солнца ласкали его лицо и он плакал от счастья, что вновь видит зеленую траву, синее  небо над головой, слышит щебетание птиц. Слезы текли из его глаз.  С момента выхода из грота, старец перестал чувствовать вес собственного тела, оно казалось ему воздушным, одна нога почернела.  Путешественник осмотрелся и направился к кузнецу. Мастерская кузнеца находилась внутри скалы. Агдам вошел в пещеру, его обдало жаром, исходившим от печи.
Одноглазый кузнец увидел Агдама, обхватил руками седую голову,  закричал:
- О горе мне, ибо ко мне пришел тот несчастный, которого я видел во сне. Неужели ты думаешь, что если я сниму с тебя ошейник сейчас, то он потом не появится на твоей шее в день  суда? Ты поверил бесу, неужели ты не знал, что бесы даже в момент смерти будут лгать. В кувшин правды они всегда добавят каплю лжи,  желания погубить того, кто отопьет из этой чаши.
- Мне нужно кольцо Лилит,- сказал Агдам.
Кузнец, внимательно оглядел путешественника, вытащил из кармана платок, развернул его, на старца смотрело кольцо с изображением скарабея, внутри пентаграммы, и сказал:
- Мне был вещий сон, Великий Ра повелел, взять все деньги, что я заработал, и на них купить золото, из него приготовить это кольцо.   Кольцо я должен отдать тому, кто покажет знак, которым мой ученик клеймил мечи.
- Ученик, не имеющий своей мастерской,  не имеет клейма, и пользуется клеймом своего мастера.
Кузнец радостно кивнул и протянул кольцо Агдаму, путешественник вышел из пещеры,  желая осмотреть окрестности, пошел горной тропой на вершину скалы. Старик, услышал шаги за спиной, обернулся, позади него плелся бес, тот самый бес, которого Агдам поймал на корку банана. Путешественник набросился на него, схватил беса за ногу, подбросил к верху, тот  развернулся в воздухе, отпрыгнул в сторону, приземлился на расстоянии метров десяти от Агдама,   изменился во внешности и размерах. Бес вырос, мелкий и жалкий бес исчез, и на Агдама улыбаясь, сверху вниз смотрел, уже знакомый ему Асмадей.  Асмадей скалился, черными зубами, хлопал себя по  животу, его глаза закатывались от смеха. Потом успокоившись, взглянул на путешественника, сказал:
- Люблю розыгрыши и карты.  Нет нечего прекраснее, чем хорошая шутка, а если учесть, что у тебя на кону стоит собственная жизнь. Сыграем?- предложил бес, протягивая Агдаму колоду карт, - если выиграешь, то вновь сможешь  попасть в город Мертвых. Только там ты сможешь освободиться от ошейника, если меня обыграешь, то ты оживешь.
Агдам взял у беса колоду:
- Каковы правила,- спросил старец.
Бес пожал плечами:
- Бери карты и играй, пока карты не закончатся. Неправильно сыграешь в колоде прибавиться, карты закончатся, ты победил. Бес исчез, так же неожиданно, как и появился, растворившись в воздухе.  Агдам мало что понял из сказанного бесом, он  достал две карты, на одной из них всадник ловил кнутом быка, на второй карте была разрушенная башня. Третья карта показывала женщину - смерть, с косой в руке.   К закату солнца ему  удалось, подняться на площадку на самой вершине.  На вершину горы Агдам  напился воды и увидел пастуха, тот, пас диких коней. Он очень хотел пить, но не мог отойти от табуна, ни на минуту и просил Агдама посмотреть за табуном. «Как я это сделаю»- пришел в ужас Агдам, он впервые видел диких лошадей и боялся, что ударом копыта, тот, или иной конь, переломает ему кости. «Это волшебный кнут, мой дед привез его с дикого запада»- сказал пастух, достаточно  щелкнуть и появляется мой помощник Мавр, которого они слушаются беспрекословно. Пастух оставил кнут Агдаму, кони с любопытством разглядывали нового пастуха и периодически пытались с ним разговаривать на своем языке. Агдам пытался ржать  в ответ, не понимая того, о чем  говорят кони, чем привел в ярость вожака и тот лягнул его. Дальнейшие, общение Агдама, с лошадьми, прервал дикий бык.
Бык, тяжело ступая, шел к водопою, при виде Агдама, его глаза налились кровью, он опустил рога и побежал к путешественнику.  Агдам отскочил, рог быка был рядом и не начес ему вреда, бык развернулся, и вновь бросился к старцу. Агдам  долго бегал от быка,  избегал ударов его рогов,  в момент когда  ситуация была безнадежной, и бык загнал его к краю скалы, вспомнил о кнуте пастуха. Агдам взмахнул кнутом и поймал быка,  удавка сомкнулась на его роге , тот присмирел, встал на колени, предлагая сесть на него. Карта, с изображением всадника,  исчезла, стало  понятно, что бы обыграть беса, нужно найти соответствие тому, что показывали карты. Агдам оседлал быка и тот полетел. Бык, повинуясь мыслям старца, прилетел к храму Сатаны, который находился по другую сторону горы, приземлился. В это время в храме Сатаны шло жертвоприношение, обнаженную девушку, привязали к жертвеннику, она кричала, плакала,  пыталась вырваться, освободится от веревок.
- Лилит, скоро все кончится,- прошептал Агдам, узнав русалку. Ее черные глаза, с ужасом смотрели, на жреца храма Сатаны, который приближался к ней с ножом. 
-Кровь, кровь - кричали бесы, мученья девушки возбуждали толпу и та ликовала.  Жрец вонзил нож в сердце Лилит, та дернулась, обмякла, ее взгляд застыл, душа  в виде белого облака вылетела из тела и полетела к судье.
- Служи кольцу,- закричал Агдам и протянул руку, к  Лилит, та развернулась,  полетела к Агдаму. Старец посмотрел на шары, возле жертвенника, он хотел увидеть свою жрицу, и в шарах показался грот и лежащая в гробу Изида.
- Вставай,- закричал путешественник, в  момент, когда душа Лилит вселилась в кольцо,  тучи расступились, и на небе появилась солнце. Бесы, не знавшие с рождения, что такое солнце, в испуге задрожали, луч солнца, отразившись от кольца, прошел сквозь шар и коснулся жрицы, и та проснулась, чем привела в изумление бесов. Агдам повернул руку и солнечный луч, начал уничтожать все то, к чему прикасался. Вначале рухнул храм Сатаны, потом дворец Асмадея, ошейник и цепь исчезли, началась паника, бесы в испуге бежали, поджав хвосты, визжали, звали Хромого.  Через несколько минут, Агдам оказался один, он стоял среди развалин, тучи вновь заволокли небо, и он был беззащитен. Кольцо не могло иметь силы, против бесов, без лучей солнца.  Путешественник, не стал дожидаться, пока вернуться бесы, оседлал быка и полетел назад в мир живых. Когда бык поднял его в небо, он увидел в низу бесов осыпающих его проклятиями. Карта, в руке Агдама, с разрушенной башней исчезла.

Замок Хумбабы
Агдам достал из колоды еще  карты, на них увидел, отшельника и мимо него бегущую крысу.  Агдам тут же вспомнил свой  разговор с отшельником, тот, его учил: «Встретишь крыс, не трогай их, крысы самые умные существа на планете, когда они встречаются…». Бык приземлился на лесной поляне, путешественник оставил быка и отправился в поиске воды, из не бытия появился Асмадей. Он был разъярен, его глаза горели от гнева, лицо почернело от гнева, трудно было понять, что он говорил:
- Ничтожество!... да как ты смел!!! Тысячелетия стройки, уничтожены в секунды… Жалкий червь…Раздавлю…
Бес увидел луч, отражающийся от кольца, остановился, он боялся приближаться, посмотрел в глаза Агдама и сказал:
- Тебе не изменить судьбы, чтобы ты не делал. Несчастный, ты лишь сократил остаток своей жалкой жизни, и скоро ты сдохнишь, как пес, в пустыне, и некто не омоет твои раны, шакалы будут клевать твое тело.   Судьба отшельника одиночество.
Агдам вскинул руку, Асмадей исчез, солнечный луч лишь прижег часть хвоста беса, появился резкий запах, горелой кожи. Послышался шорох  со спины старца, он обернулся, готовый испепелить беса, в недоумении опустил руку, пред ним стояла красивая девушка. «Возможно это Асмадей, притворился девушкой и желает уничтожить меня»- мысли терзали путешественника, как бы говоря : «Убей ее, убей!». Агдам был готов в любой момент испепелить юную деву, и превратить ее в пепел, спросил:
- Дитя, как твое имя? И не скажешь ли  мне, что это за земля? Какой сейчас год?  И почему ты одета в военные доспехи, разве лук и стрелы украшают девушку?
Девушка с опасением оглядела старца:
- Чужестранец, мы женщины- вольницы, много лет назад Император Гильгамеша, обязал  жителей отдавать ему всех девушек старше шести лет, на воспитание. Когда девушки подрастали, он превращал их в своих наложниц,  когда та или иная наложница ему надоедала, он продавал ее за очень большие деньги.  Любой мужчина, желая обзавестись семьей, продавал все свое имущество и залазил в долги, но и этих денег не всегда хватала на покупку невесты. Великий Хумбаба, поднял восстание,  объявил себя императором, и сейчас двоевластие, в стране два императора. Гильгамеша много раз пытался разрушить наш замок, но  безуспешно. Мы сестры-вольницы служим, дочери Хумбабы, великой Иштар,  мы сами выбираем сами себе мужей и владеем оружием не хуже мужчин,- при этих словах охотница, натянула лук и пустила стрелу в небо, стрела улетела в облака, и спустя несколько минут к ее ногам упал ястреб, пронзенный в глаз стрелой.  Девушка весело посмотрела на старца,  по мере разговора с Агдамом, мышцы на ее теле расслаблялись, с лица спало напряжение, неприветливое и хмурое выражение лица исчезло, появилась улыбка , румянец. Девушка спросила уже мягким и нежным голосом:
- Откуда ты прибыл чужестранец? 
- Я прибыл, прекрасная незнакомка из страны, где пророков закапывают во рвы, а монахов, читающих будущие, водят на цепи. Примет ли меня ваш Император?
- Наш император всегда рад гостям.
Охотница приняла предложение путешественника и вместе с ним оседлала небесного быка. Бык взвился в воздух и приземлился, невдалеке, от ворот замка. Охотница, оставив путешественника, побежала к Императору доложить о прибытии Агдама.  Агдам услышал шорох листьев, он был подобен шепоту. Приглядевшись, путешественник заметил среди листьев крысу.  Старец отпустил быка и последовал за  крысой, та привела его к восточным воротам замка, где толпа зевак  обсуждала: «Что такое счастье?». Дискуссия была бурной и подошедшего старца не сразу заметили.
Агдама мучила жажда, и он очень хотел пить:
-Для меня счастье, если мне кто-нибудь нальет попить,– сказал Агдам, обращаясь к викингу, который держал в руках ковш. Викинг был одним из парламентеров присланных Гильгамешей, обсудить условия мира с Хумбабой.
-Э, нет, - возразил викинг Агдаму, оглядев его, и добавил: 
- Счастье тоже будет разным, одно дело выпить божественного вина, другое дело чаша с настоем мухомора,- у викинга было прекрасное чувство юмора, он  много шутил, но не забывал о цели своего визита к Хумбабе и был настороже, его рука лежала всегда на рукоятке меча.
- Мне, глоток родниковой воды,- произнес Агдам, облизнул потрескавшиеся губы, у него во рту жгло, и его все сильнее и сильнее мучила жажда.
Рядом с викингом стояло несколько вольных-фокусников, на них были яркие халаты, колпаки и чалмы, фокусники гастролировали по стране и не служили не одному императору. Фокусник Бен взглянул на маску старца, с изображением льва, прищурился:
- В обмен на твою маску, я разрешу, подержать моего осла, за хвост, он отведет тебя к роднику. Мой осел, один из самых умных существ на земле, он некогда не пьет мутную воду.
К замку подъехал рабочий, он вез камни, для строительства часовни, отобранные по определенным стандартам, рабочий засмотрелся по сторонам, из накренившейся телеги, камни начали сыпаться на мостовую. Надсмотрщик поднял плеть и ударил рабочего, видя, что часть камней раскололась и оказалась непригодной для строительства часовни. Викинг, бросил надсмотрщику десять серебреных монет: «Нет бесполезных камней, что нельзя использовать на строительство часовни, можно использовать на строительстве дорог к ней,  продай мне этого рабочего, или ты желаешь забить его до смерти? ». Надсмотрщик взял деньги, кивнул викингу, тот, улыбнулся,  глядя на рабочего, произнес:
- Для него счастье, быть купленным за десять серебряных.
  Фокусник Бен велел следовать Агдаму за ослом, и тот, взявшись одной рукой за ослиный хвост,  пошел по узкой горной тропе, заросшей кустарниками, к роднику.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:30:21)

0

108

продолжение до окончания сказки осталось 4 поста

Как Асмадей сватал Иштар
Немного времени раньше, чем встретил Агдам фокусника Бена, произошло следующие. Император Гильгамеша находился в своем замке, он колебался, не знал, на что решится. Вся эта история с бунтом и восстанием Хумбабы затянулась, она началась десять лет назад, когда, он подписал указ обязывающий, родителей  отдать на воспитание императору, всех девочек старше шести лет. В один из таких дней, император  прогуливаясь по городу, со своими стражниками и заметил женщину, которая оглядывалась по сторонам, старалась быть незаметной, шла к воротам из города, явно спешила, выбирала моменты, не попадаться на глаза стражникам, на ней был длинный плащ, в котором она что-то прятала. Дождавшись момента, когда стражник, стоящий на выходе отвернулся, она покинула город. 
- Остановите ее,- скомандовал Император офицерам, из личной охраны, и те, пришпорили коней. Женщина робко озиралась, на вид, ей было не более тридцати лет. Рядом с ней стояла девочка лет шести - восьми, которую она крепко прижимала к себе.
- Кто отец ребенка? И сколько ей лет? – спросил, Император, разглядывая девочку, та, держалась спокойна. Гильгамеша оглядел окрестности желая понять, куда спешила женщина, его взгляд упал на деревья, там возле леса, стоял убогий шалаш, какая-то тень, мелькнула у него, и император жестом попросил двоих редумов проверить, те, повинуясь его приказу, пришпорили лошадей.
-Девочке пять лет, ее имя Иштар, мой муж князь Хумбаба,- произнесла женщина испуганно, прижала ребенка, оглянулась в сторону леса, как бы ища защиты.   
  Начальник охраны, покачал головой, и с гневом в голосе сказал:
- Как ты смеешь  лгать императору, девочка родилась семь лет назад, два года назад, ты лжесвидетельствовала, что она умерла от чумы. Разве ты не знаешь, что человек покинувший город с имуществом императора должен быть убит? Это есть в книге Закона.
Женщина покорно опустила голову.  Послышались крики, лошади всадников, посланных императором, ржали, встали на дыбы,  сбросили наездников, в испуге понеслись в пустыню. Из леса огромными прыжками, бежал громадный  лев,  он приближался к редумам, те, в ужасе смотрели на него. Еще через мгновение, лев разорвал обоих воинов, и прыжками побежал к городу. Император отступал, к воротам, воины окружили его, приготовили копья. В метрах пятнадцати от Гильгамеши, стояла  жена Хумбабы с дочерью и царский офицер. Лев, подбежал к офицеру и с легкостью отшвырнул его, тот даже не успел среагировать и воспользоваться мечом, а затем произошло нечто странное, хищник упал на передние лапы, и мать посадила на его спину ребенка, и лев вместе с девочкой умчался прочь. Женщина была казнена, а еще через неделю Хумбаба самопровозгласил себя императором, и к нему начали стекаться мятежники со всей вавилонии, началась затяжная война, разорявшая империю.
Послышались шаги, внимание императора, переключилось с воспоминаний, из прошлого, на колдуна который крадучись вошел в зал.
- С каких пор, ты, словно вор, крадешься, когда ко мне входишь? Что сделано для того, что бы уничтожить изменника?– голос императора был подобен грому, он смотрел на колдуна, тот ежился, не знал как начать разговор. Рядом с колдуном стоял невидимый императору Асмадей, Асмадей требовал от колдуна, что бы тот уговорил  императора пойти на переговоры с Хумбабой. Колдун вздрагивал, при одной только мысли, о том, в какой гнев выльется, его прошение, заключить мир с Хумбабой.
- Великий император, выслушай, дозволь сказать, мне было ведение. Мне снился огромный великан, охраняющий Хумбабу, и в силе ему, не было равных, твои войска воевали с этим великаном и потерпели поражения, выжил лишь каждый десятый.
Колдун замолчал, он действовал, именно так как его научил Асмадей, его лицо было бледно, в первые жизни, ему приходилось говорить о том, что может случиться огромное несчастье.
Ожидания его оказались напрасны. Напряжение с лица  императора исчезло, он успокоился и ровным и спокойным голосом, спросил:
- Так что же делать? – по его тону, было понятно, он  чувствовал страшную угрозу, поверил колдуну, и перед лицом этой угрозы, был спокоен, и готов был принять неизбежное. 
Колдун оглянулся по сторонам, закрыл дверь, и тихонько опасаясь, как бы его не услышали, сказал:
- В этом сне я видел   дьяволицу, так же так же не знавшая себе равных, но в силе обольщения и в красоте, она напоила великана отваром чертополоха, и тот, превратится в пятнадцать карликов.  Это были злобные карлики, которые ненавидели друг друга, и начали воевать меж собой.
- Не тяни бестья, по твоим хитрым глазам вижу, ты знаешь решение, -закричал император.
- Ты должен жениться на его дочери Хумбабы красавице Иштар,- произнес колдун и замолчал, у императора была законная жена,  и тот, не мог не развестись с ней, не завести вторую жену, так было сказано в книги Закона.
Гильгамеша посмотрел на колдуна, и ответил:
- Император не выше раба, когда касается соблюдения законов. Да как ты смеешь!- глаза Гильгамеши налились кровью, лицо побледнело, его голос сорвался на крик, он был в бешенстве.
Колдун упал на калении, протянул руки вверх к императору, жалобно прошептал:
- Великий Гильгамеша, спаси нас, только от твоего мудрого решения зависит судьба всей империи. Иштар может быть твоей наложницей, второй после жены по правам, спаси всех нас,- колдун зарыдал, его тело тряслось.
Гильгамеша подошел к колдуну, наклонился, взял его за руку, сказал, уже спокойным голосом:
- Встань старик, завтра  викинг отправится в путь, если Хумбама отдаст свою дочь мне в наложницы, я сделаю ее, в ее правах равной с женой, но сочетаться в браке  я с ней не смогу. А сейчас иди, мне нужно побыть одному.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:31:41)

0

109

продолжение до окончания сказки осталось 3 поста
Хумбаба
      Князь Хумбаба сидел возле камина, смотрел на горящие угли, раздался треск, и горящий уголь вылетел на пол. Уголь сильно дымил, этот дым превратился в облако, и через мгновение в Асмадея. Бес смотрел на Хумбабу и показывая гнилые зубы улыбался, поклонившись  заискивающим голосом, сказал:
- Великий князь тьмы, все исполнено, император согласен взять в наложницы твою дочь, и предоставить ей права жены.
-  Что, за театральные эффекты? Дымоход? Черный ход? Почему, не в  дверь? Сколько раз можно говорить, камин только для торжественных случаев.
Бес молчал, не решался спорить, с хозяином,  было видно тот, был не в духе.  Хумбаба которого еще звали Хромой, был не в настроении, с самого утра, слуги доложили, о разрушении храма, в Мертвом городе и это привело его в ярость. Когда же он узнал, что виновник этого Агдам, сейчас находится по близости, он немного успокоился, придумывал план мести.
«Конечно же, можно его зажарить заживо, на костре, или снять с него с кожу, но не слишком ли это легкая для него смерть?» - думал Хромой и отвечал себе: « Нет, мою месть он должен помнить тысячелетиями, перевоплощаясь из жизни в жизнь».
Хромой посмотрел на Асмадея и сказал:
- Я, Объявлю конкурс танцовщиц, ты должен найти два-три свидетеля, кто опознают в  одной из танцовщиц, мою без вести пропавшую дочь Иштар.
  - В какой именно? И где сама Иштар, может она у настоящих своих родителей?- спросил бес, он не понимал, почему князь тьмы, имеющий волшебное око, не может найти место, нахождения девушки.
Хромой, поднял указательный палец к небу, на его лицо легла была тень сожаления, сказал:
- Иштар слишком непроста,  умеет, спрятать свое местонахождение, использует магию, и умеет многое, что даже я иногда я ее боюсь. Ее родителей, убили в момент ее рождения,  ее растила моя дьяволица, до восьмилетнего возраста.  Мне неведомо откуда тогда,  появился  лев, и где она сейчас, знаю лишь в моей империи, и ей служат все львы, небесный бык и у нее есть армия из девушек- вольниц, но, ни одна из них не выдаст ее местонахождение. Они обещали защищать мой замок, пока живут здесь и воюют с Гильгамешей, за свою свободу, и нет никаких гарантий, что завтра они не свергнут меня.
Агдам и не предполагал, о нависшей над ним опасности. Он пил воду, из родника, наслаждался пением птиц, чернота на ноге исчезла, свежая вода предала его телу заряд бодрости и силы. Путешественник вновь почувствовал в себе те могучие силы, что были у него ранние, когда он мог одним только взмахом руки  потопить вражеский корабль или вызвать ураган.
« Указ великого Хумбабы, слушайте все, указ великого императора»- Агдам повернулся на голос, голос принадлежал мальчику, который бежал от замку , к деревне, расположенной ближе к горам.
- Эй,- позвал Агдам, и, обращаясь к мальчику, спросил:
-Скажи, что это за указ императора? О чем он?
- Великий император, сделает наследником, и отдаст в жены свою дочь, тому, кто найдет ее,- гордо выпалил мальчик и побежал дальше.
Со всей страны, приехало множество женихов, это были разные люди, среди них были знатные князья, авантюристы и искатели приключений, за ними потянулись и иностранцы.  Началась бешеная гонка, с непонятными правилами, в которой некто не знал где искать дочь Хумбабы. Даже девушки- вольницы служащие Иштар, не знали в лицо, свою предводительницу, так как, она некогда не снимала маску.  К этому поиску присоединился и Агдам.  Хумбаба щедро одаривал всех, кто участвовал в поиске его дочери. Путешественник  обошел всех девушек города, заигрывал с ними, влюблялся, дарил им подарки,  ни одна из них, не была похожа на княжескую дочь. Однажды когда он был очень пьян и ехал в карете кучер, подсадил к нему попутчицу. Девушка увидела его старый и изорванный плащ и с брезгливостью посмотрела на путешественника, после месяца пьянок, старец выглядел помято. Даже шутка, которой он ответил на взгляд девушки,  не спасла ситуацию.  Когда, он произнес  шутку, карта в его руках, с изображением женщины с косой исчезла.  Агдам упал пред девушкой на колени, и произнес:
- Скажи богиня, кто ты? Ты слишком хороша, что бы быть простой смертной.
Красавица ответила молчанием, попросила кучера остановиться, и выбежала. Агдам последовал следом за ней и остановился на ночлег, в той же что и она гостинице, к его счастью соседний номер с девушкой оказался свободным.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:33:27)

0

110

продолжение до окончания сказки осталось 2 поста
Дочь князя

Агдам остановился в гостинице,  удобно расположился на пучке соломы и расслабился, в его руке был портрет попутчицы, который он нарисовал углем из камина на дощечке.  Ее образ не выходил из его головы, он был пленен, влюбился с первого взгляда, его сердце сжималось только при одной только мысли о том, что он ее более не увидит. Он расслабил свое тело, отдался священному трансу, этому трансу его обучали жрецы в Египте. Достигнув необходимого состояния путешественник, слился с огнем, и стал с ним единым целым.  Агдам умел часами  смотреть в огонь, тренируя таким путем концентрацию внимания, так необходимую магам и  прочим алхимикам. Растворившись в огне, он создал в нем портрет девушки. Сам образ дамы он отправлял в пространство, а ее сердце  оставлял у себя в руке. «Прейди же прейди»- шептал старец.
В это время, девушка желала зажечь камин и позвала колокольчиком слугу, однако слуга спал и не отвечал на зов колокольчика, девушка не найдя прислуги, робко постучала в дверь к Агдаму и сказала:
- Простите меня, я была груба, с вами, мое имя Шахмат, помогите мне разжечь огонь в моей комнате,- она улыбнулась , протянула свою маленькую руку Агдаму.  Путешественник, сжал руку девушке и задержал ее, в своей руке, немного дольше, чем этого требовал данный момент, жестом  предложил девушке пройти и погреться возле камина. Представился:
- Мое имя Агдам, я разведу огонь, и пока он нагреет комнату, почту за честь предложить Вам согреться у моего огня. Девушка села к огню, путешественник заботливо набросил на нее накидку и пошел в ее комнату разводить огонь. Когда он вернулся, Шахмат  протягивала свои руки к огню, и не могла согреться. Агдам сел рядом и взял ее ладони в свои руки, он отключил свои мысли, и растворился в ней, представив, что он это она. Когда у него это получилось, он начал читать ее мысли. Прекрасная девушка думала об своем одиночестве, о том, что ее некто не любит, и помышляла о самоубийстве. Она, совершенно не замечала, подошедшего к ней, Агдама
Сфокусировавшись на тепле огня Агдам,  постепенно добавлял внутрь девушки тепло и комфорт.  После того как у Шахмат исчезло чувство страха она, заметила сидящего рядом с ней Агдама и то, что он держит ее руки в своих ладонях. Она отключилась от своих проблем. Агдам  прокрутил в ее воображении слайд, с возможной их близостью. Девушка  посчитав, данную мысль своей, застеснялась,  опустила глаза, убрала свои руки из ладоней путешественника, сказала: «Пожалуй, мне пора, не буду злоупотреблять гостеприимством». 
Агдам поцеловав руку девушки, и та пошла к выходу. Путешественник много раз ранее прокручивал  в своем воображении подобную сцену, он представлял, что как только он поцелуют девушку, та окажется, в его объятиях, и со временем это сбывалось.  Со временем Агдаму в искусстве обольщения красавиц не стало равных, ему  было достаточно, только   раз поцеловать девушку, после чего в его власти оказывалось сердце, даже самой непреступной красавицы.  Девушка  открыла дверь, но комнату не покинула, она желала сказать «спокойной ночи» и попрощаться, но вместо этого произнесла: «Мне одиноко, могу я остаться до утра?».
Шахмат разделась, легла рядом со старцем, Агдам наклонил голову набок и несколько минут любовался прекрасным телом девушки, потом вытянулся рядом, обнял ее, притянул к себе, она не сопротивлялась, гладила спину старца и шептала что-то нежное ему на ухо. 
- Наконец то, я нашел тебя, Изида,- прошептал Агдам, ему было хорошо, он боялся уснуть, а когда уснул, ему снилось что он идет в лунном свете, открывает дверь в зал, и в этом зале его ждет жрица. «Изида»- крикнул Агдам и бросился к ней в объятия, в ее объятиях он был пока первый солнечный луч, не упал в окно зала, Изида увидела луч,  ужаснулась и сказала: «Уходи, мы не можем быть вместе».
«Вставай, вставай»- говорил голос, путешественник открыл глаза, и увидел Шахмат, она  будила его, ее волосы были растрепанны, в глазах царил  ужас, она рыдала.
«Что? Что случилась?»- заволновался Агдам, бросился к ней, желая успокоить ее. Девушка в испуге отскочила от него, села в углу, обхватила колени руками. Агдам смотрел в глаза Шахмат, они были полны ужаса, она сидела, сжавшись калачиком, и ее тело трясло.
«Что тебя испугало?»- спросил путешественник.
- Когда ты уснул, лунный луч упал на твое кольцо, отразился и упал на стену. В том месте, где упал  луч, появилась дверь, ты вошел в эту дверь, и там совокуплялся с женой императора.
Агдам улыбнулся, и обратившись к Шахмат сказал:
- Тебе приснился, дурной сон, мне не нужен некто кроме тебя, хочешь, уедим отсюда, я сделаю тебя самой богатой женщиной в мире, в другом времени, у меня есть свой замок, я богат.
- Нет, нет. Я знаю, та другая жена императора, и она родит тебе ребенка, это не сон, такое бывает, я знаю, ты великий маг, а потом ты уснул, и был холоден как лед, со мной рядом лежал мертвый человек,… Я кричала…, ты не слышал. На мой крик пришла гадалка, она сказала, что та женщина, родит тебе сына.
Агдам встал на колени, умалял Шахмат забыть кошмарный сон, и когда ему это удалось, она спросила:
- Скажи, как нам отправится в то, другое время, где ты князь и у тебя свой замок?
Старец улыбнулся, обнял девушку:
- Мы пройдем туда через Мертвый город,  для этого, мне нужна книга Судеб, в книге есть карта, с ходами и лабиринтами в пространстве.  Ты выйдешь за меня замуж?
Девушка улыбнулась, ее глаза сияли счастьем:
- Да- произнесла она, и обняла Агдама,- я слышала легенду про книгу Судеб. Считается, что именно благодаря этой книге, жители вавилонии не испытывают нужды и их не могут покорить в войнах.  По преданию   тысячи лет назад, на вавилонию обрушалось несчастье. Войско неприятеля окружило страну, и в стране  свирепствовала голод и чума. Один из ясновидящих сказал жителем города, что видит, как ангелы, летают по улицам , поют в трубы и пускают свои огненные стрелы гнева. Множество мудрецов пытались отгадать сказанное, и один из них расшифровал увиденное ясновидцем и указал на камень. Камень отодвинули и нашли под ним книгу. В книге было написано все то, что было есть и все то, что будет. Но некто из жителей так и не решался открыть эту книгу. Много войск погибло, желая захватить замок и получить это сокровище, и много было воров, кто пытался  украсть книгу, но все попытки были безуспешны.  И сейчас книга Судеб, достояние Хумбабы  и его святая реликвия. Когда я была маленькой, я дружила с дочерью князя, и вместе с ней любила путешествовать, по лабиринтам замка, я знала все подземные ходы и выходы из любого лабиринта. Однажды мы вошли в комнату, где находились сокровища князя, мы любовалась жемчугом, которым были полны открытые сундуки и золотыми кубками с очень красивыми рисунками. Открывая один из ящиков, дочь князя увидела книгу Судеб и рядом с ней, огромного змея мы испугалась, и через потайной ход выбежали в лес.
Агдам прижимал к груди девушку, впервые в жизни он был счастлив, он любил, он любил не мечту, недосягаемую, недоступную жрицу, а ту, которая также его любила и была рядом с ним. Они долго шептали, не спали, ближе к утру у них появился четкий план, как выкрасть книгу Судеб у князя и отправиться в средневековье.

С момента встречи Агдама  и Шахмат, прошло два месяца, за эти два месяца Агдам очень крепко привязался к девушке, и не представлял своей дальнейшей жизни без нее. Эта встреча в доме охотника среди кедрового леса, была не похожа на все остальные, девушка печально смотрела в глаза старца, которого любила.
- Мы не можем больше тянуть, у нас не будет более благоприятного момента для кражи книги, чем сегодня. Гильгамеша скоро уедет, дочь князя так и не нашли. Колдунам было видение, что Иштар появится на конкурсе танцовщиц. Гильгамеша привез несколько придворных, которые знали девочку с детства и готовы ее опознать. Я приму участие в конкурсе и отвлеку стражей, когда они устремятся наверх, и бросят свои посты, тебе нужно воспользоваться моментом и спустится в подвал замка, возьмешь книгу,  выйдешь тайным ходом в лес, и здесь, в домике охотника, дождешься меня.
Девушка прижалась к Агдаму, заплакала было понятно, ей страшно, путешественник гладил ее волосы, успокаивал ее.
  Для просмотра танцев был выбран огромный зал, в углу зала на цепи, сидел громадный лев- меланхолик, он лениво  обгладывал кость и смотрел на попугаев, развешанных в клетках, по залу и за обезьянами, которые висели вверху на специальных обручах. Обезьяны иногда спускались к столу и воровали фрукты, стол так же украшали жареные павлины, курицы. Слуги зорко следили за тем, что бы кувшины с вином на столе были полны, а в еде не было недостатка.  За столом рядом с Хумбабой, сидел Гильгамеша, он шутил, пил вино.
- Дорогой, князь, я уже более месяца, нахожусь у тебя в гостях, а твоя дочь все не появилась, за это время, было около двадцати самозванок, около сотни мошенников, пытались выдать вообще непонятно кого, за твою дочь, мне скоро уезжать, а вопрос заключения мира, мы можем отложить, на севере империи начались волнения. Это- правда, что у Иштар, есть свое войско девушек- вольниц и ей подчиняются лесные звери?
- О,  Императору не стоит беспокоиться, уверяю, его волнения напрасны, моя дочь появится в ближайшие дни. Слухи на счет армии вольниц и львов, преувеличены и распространяются они простолюдинами, Иштар самая обыкновенная девушка, которая сделает счастливым Великого Императора. - Хумбаба говорил настолько убедительно, что трудно было, усомнится, в неискренности того, что он говорил. Слуга ввел новую танцовщицу Шахмат, у ней была, тонкая осиная талия, небольшая грудь, ее тело изгибалось подобно змее. Танцовщица  изображала несчастную и безответную любовь, ее движения говорили о том, как одинокая охотница, встретила в лесу юношу, и полюбила его, жестокие боги были против этой любви и разлучили их. Император и придворные, не отрывая глаз, смотрели на танец девушки, временами они не видели девушку, а видели кедровый лес, юношу который на несколько дней по приказу царя оставил свою любимую и отправился с посланием, в соседний лес, видели   войска неприятелей, которые захватили лес и пленили всех его жителей. Девушка отважно билась, положив несколько десятков неприятелей, у нее закончились стрелы.   Окруженная врагами она не пожелала сдаться и пронзила свою грудь кинжалом, когда ее любимый вернулся, он нашел свою охотницу спящей, с кинжалом в груди. Обращаясь к спящей охотнице,  юноша прошептал: «с любимыми не расставайтесь»,  ударил себя ножом и упал рядом. И хотя фраза «с любимыми не расставайтесь» не была произнесена вслух, а лишь была изображена движениями рук и телом танцовщицы, придворные и слуги прошептали эту фразу вслух, следом за Шахмат. Одна из придворных дам, что сидела за царским столом заплакала.
- В моем доме, некогда не было столь прекрасных наложниц,- сказал Гильгамеша, восхищенный танцем девушки, его глаза сверкали.
Хромой разглядывая девушку, еще утром должна была появиться танцовщица Тартан, и лжесвидетели, подкупленные Асмадеем, должны были опознать в ней, его дочь. В последний момент перед входом в зал, испугавшись, что ложь раскроется,  у девушки случилась приступ. Полдня слугам потребовалось времени, для возвращения девушке сил и уверенности в себе. Тартан была следующей, за Шахмат. Мысленно, обращаясь к Гильгамеше, Хумбаба сказал: «Скоро войдет Тартан, и эта клоунада закончится, потерпи немного Великий Гильгамеша». В слух же он произнес:
- Я дарю ее императору, если она тебе не понравиться, можешь отдать его в наложницы кому угодно, хоть,..- Хумбаба умолк оглядел зал, его взгляд остановился на  офицере, по имени Пак. Пак был в плену у диких племен, и те, вырвали его глаз, отрезали язык  и бросили его в огромный чан, где они разогревали смолу. Пак получил ожоги лица и тела, его волосы выпали, он с большим трудом выжил. В империи не было более уродливого и страшного воина, чем Пак. Женщины, видевшие Пака впервые, приходили в ужас, падали в обморок. Гильгамеша специально держал Пака в своей охране, исходя из каких-то личных, одному ему понятных, соображений.   
-Хоть, Паку,- добавил Хромой и засмеялся, вмести с ним, засмеялся Гильгамеша и все гости,  сам Пак улыбнулся беззубым ртом, но вместо смеха из его рта ,  исходило какое-то гусиное мычание: «Гыыы». И зал взорвался от смеха.  Воин, стоявший рядом с Шахмат, от смеха начал кашлять, он даже не успел заметить, как девушка ногой выбила копье из рук стражника. Копье плавно взлетело в воздух, и когда она было на уровне головы девушки, та поймала его и ловким движением бросила в Гильгамеша. Копье просвистело в воздухе, и воткнулась в стену, в том месте, где только, что была голова императора. Императора спас случай, за долю секунды, до броска, ему захотелось отведать винограда, и он наклонился к столу.
-Стража,- закричал Император.
-Стража,- закричал Хромой, и стражники бросились к девушке. Офицер у которого Шахмат отняла копье поднял меч и хотел ударить ее, та, посмотрела ему в глаза, и офицер рухнул на пол, он держался за глаза и кричал:
- Мои глаза, я ослеп, я нечего не вижу.
В этот момент, лев, спокойно сидевший на цепи, бросился на защиту девушки, он порвал цепь, хищнику хватила нескольких секунд, чтобы разбросать воинов приближавшихся к танцовщице.  Все в ужасе смотрели на льва, тот, насытился кровью, которая, билась фонтаном из горла Пака, затем, откусил ему руку. Лев  подошел к Шахмат, бросил руку  Пака, к ее ногам, облизал кровь, вокруг своего рта, лизнул ногу девушки, сел к ее ногам, повернувшись к ней спиной. Сомнений не было не у кого, лев порвет любого, кто приблизится к девушке.   
- Иштар, сама пришла,- в ужасе, прошептал Хромой.
- Иштар,- прошептали следом за Хумбабой все остальные, не у кого небыло сомнений, это была Иштар.
Интар взглянула на льва, то лежал у ее ног и спокойно глодал руку Пака, и сказала:
- Ну! Кто еще желает взять меня в наложницы, есть такие? Неужели не осталось в империи ни одного смелого мужчины?
Гильгамеша вытащил из стены копье, и, обратившись к Иштар, сказал:
-  Я готов жениться, на тебе Великая Иштар, но у меня есть законная жена.
Иштар смотрела на Гильгамеша, в ее взгляде был укор:
- Я полюбила тебя, Великий Император, еще тогда, когда первый раз увидела тебя. Мне тогда было семь лет. Ты же предпочел жениться на вавилонской блуднице. Скажи всем! Скажи, так чтоб все слышали,  когда последний раз ты посещал спальню императрицы?! Полгода? Или год назад? Знай, император, она на третьим месяце беременности, и даже не знает, кто отец ребенка. Она была щедра к своим слугам.
- Ты лжешь!- закричал император, он побледнел, его глаза налились кровью, вены на руках вздулись, он ударил копье о колено, сломал его пополам, швырнул в угол.
- Впрочем, я это скоро выясню, если ты права, я возьму тебя в жены, императрицу казню, а ее ребенка скормлю собакам.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:35:03)

0

111

окончание в сл. посте
Королевский шут

Агдам стоял в коридоре замка, который имел  потайной вход в подземелье, пройти вниз ему мешали два воина, у входа, охранявших дверь.
На верху, в зале, где император наблюдал танец  Шахмат, послышался крик:
- Стража!- кто именно кричал, не было понятно, но согласно инструкции, воины должны были  защищать в первую очередь императора. Они ринулись наверх, и путешественник воспользовался этим, спустился в подвал, он шел по карте нарисованной Шахмат, вот он зал, вот эти ящики с драгоценностями, на Агдама смотрели сундуки доверху набитые золотом, драгоценными камнями. Агдам отыскал книгу Судеб, открыл ее в ней на полях появились новые записи. «Интересно, где эту книгу спрятал магистр, прежде чем она попала сюда, а может наоборот, вначале она была здесь, а потом оказалась в средневековье? Но тогда откуда в ней появились новые записи?»- подумал Агдам, и направился к выходу в лес. Завтра, наконец, они с Шахмат покинут вавилонию, и отправятся в тот мир, где он будет с ней счастлив. Скоро все закончится.  Примерно так рассуждал путешественник, когда вышел на тропинку. Тайный ход, имел очень узкий лаз в лес, и был построен таким образом, что по нему можно было только выйти в лес, но нельзя было зайти назад.
Оказавшись на поверхности, Агдам увидел около двадцати офицеров Хумбабы, они стояли по обе стороны тропинки, держали в руках мечи, холодно смотрели на старца, ждали приказа, были готовы разрубить его на части. Агдам мог убежать или воспользоваться магической силой кольца, однако в конце тропинки, была его любимая Шахмат, и рядом с ней стоял Хумбама.  Агдам пошел к ней, его сердце бешено стучало, она должна была сбежать, через потайной вход в зале, что пошло не так? Агдам шел сквозь строй из воинов не понимая происходящего, те, когда он подходил к ним поднимали над его головой мечи, выглядело так, что он идет сквозь арку из мечей. Он подошел к Хумбабе, протянул книгу, с сожалением в голосе, сказал:
- Прости, мне нужно знать, где находятся проходы в Мертвый город.
Протянул ему книгу, думая, что тот мечом, который он держал на изготовке, отрубит ему руку, как вору, так, во всяком случае, было принято. Но, князь лишь прикоснулся, мечем к его плечу и в ответ на его мысли сказал: «Разве я могу причинить вред тому, кто вернул мне дочь?».
- Дочь?- удивился Агдам, и только в этот момент он понял, что Шахмат и есть Иштар.
- Скажи князь, а как книга попала в этот замок,- почему то спросил Агдам, вопрос был каким-то нелепым, тем не менее, князь ответил, на него:
- Мне однажды было ведение, что эту книгу оставил кто-то из далекого будущего, опасаясь за ее судьбу.  Он спрятал ее в момент опасности.
начальный градус - ученик,
а подмастерье ступень выше,
и тайны тех шагов в гранит,
в скалистом гроте мастер спрятал,
и вспоминая млечный путь,
от радости и счастья плакал..
он был не молод и не стар,
его не портили морщины,
и  шрам меча от сарацин
украсил мастеру седины…
Князь подошел к путешественнику, одел на него, красный царский плащ и корону.
- Свадьба, у тебя с моей дочерью, будет, когда луна наберет полную силу.
Все кто окружал  Агдама, закричали:
- Ура! Да здравствует царь!
Агдам шел к замку, народ бежал за ним, осыпал его цветами, многие пытались прикоснуться к плащу, желая таким образом исцелиться. Так шли дни, народ осыпал старца цветами, лишь один полоумный увидел Агдама, забился в припадке, из его рта пошла пена, он  закричал, глядя на Агдама: «Смерть пришла».  Путешественник не обращал на толпу внимания,  он ждал полнолунье, ждал, когда сможет сочетаться браком, с той, которую любил, больше всего на свете.
В  день свадьбы на улицу вышел весь город, был большой огромный праздник, на который не поскупился князь.  Агдам ждал, ему не терпелось увидеть свою любимую. «Где? Где невеста?»- спрашивал он слуг, и те заботливо указывали ему дорогу. Он бежал по коридору в зал, где его ждала Иштар, и этот путь ему казался вечностью. Он подошел к дверь открыл ее, Иштар смотрела на него и смеялась, рядом с ней на месте жениха сидел император Гильгамеша. Лицо старца изменилась, улыбка исчезла, черты лица обострились, он не понимая, что происходит, оглядывался по сторонам, заглядывал в глаза придворным, те смеялись, и повторяли лишь два слова: «Шут пришел! Шут пришел!». Сознание Агдама отказывалось верить в то, что он видит, есть реальность. Иштар встала, и обращаясь к Агдаму, смеясь сказала:
- Не ужели, ты и в правду думал, что я остаток своей жизни проведу с таким жалким ничтожеством, как ты? Как ты мог в это поверить?- она смеялась, гости веселились, Агдаму завязали глаза, и руки, одели, на голову ослиную шляпу, с колокольчиком и выпроводили его за дверь. Он очень долго блуждал по коридорам, искал выхода из замка, из города, когда его колокольчик звенел, всюду он слышал смех и слова которые ему резали душу: «Шут! Шут идет!». Жители города, которые осыпали его цветами, с удовольствием кидали в него тухлыми яйцами.  Потом все стихло, настала ночь, путешественник не видел ее, но чувствовал. Он с большим трудом развязал веревки и снял повязку с глаз, он был на кладбище, и сидел возле свежее вырытой могилы. Он посмотрел на надпись и ужаснулся, на могиле было написано его имя. Слезы градом, текли из его глаз, потом, он успокоился, снял с головы шляпу,  одел ее на могильный крест, и пошел на вверх, в гору. Появился, какой-то посторонний голос, он шептал, все время шептал: «Жизнь кончина, зачем тебе жить». Подчиняясь этому голосу, Агдам поднялся на вершину горы и там, он стоял на краю бездны, прощался с жизнью, голос шептал: «Бросайся вниз, начни жизнь заново». На какое-то мгновение путешественник, вышел из-под власти голоса. Агдам узнал хозяина голоса, и сказал уже сам себе: «Нет, рано вы меня похоронили».  Было холодно, на вершине скалы ночью  царствовал  холод, а днем скалы нагревается до такой степени, что можно кипятить на камне воду и варить похлебку. Агдам таскал камни от скалы, складвал их на верху таким образом, чтобы изменить путь воды от родника, и уже ближе к вечеру следующего дня, вода по новому руслу пошла в трещину скалы.  Наступила ночь, послышался треск, вода превратилась в лед, вначале это был слабый и робкий треск, потом он стал сильнее, скала трещала, и камни от нее покатились вниз, небольшой камнепад, превратился в огромный обвал, и этот обвал перекрыл путь реке. Замок был построен на самом дне, высохшего моря, вода быстро прибывала, и медленно затопляла империю Хумбабы, путешественник видел, как  уходили, под воду здания, и вмести с этими зданиями уходило на дно моря все, что он любил и ненавидел, когда водная гладь поглотила империю, старец обхватил голову руками и  зарыдал.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:36:16)

0

112

окончание сказкиСимметрия

Старец смотрел вниз, под водой, был Мертвый город. «Симметрия»- прошептал старец, наблюдая над тем, как вороны и шакалы кружили над выплывшими на берег трупами.
- Если есть, Мертвый город в зазеркалье, то он появился, и в этом мире, я проклят, мой удел все разрушать.
Появился Хромой, вернее его тень, он подошел к старцу, Агдам взглянул на Хромого и сказал:
- Одним движением, я уничтожил тысячи людей, скажи, за что мне такое проклятие? Меня ждет ад?
- Что б, ты его разрушил? Нет. Отныне, изгнан и оттуда твой дух, и до скончания веков, о рае также не мечтай. Бессмертие и одиночество, вот твой удел. Твой род будет иметь дар, и этот дар будет проклятием рода, наказание за твой грех, за разрушения храма, в мертвом городе. Твоя душа будет летать над грешною землей, и ей не найти покоя. Ты будешь воплощаться в разных образах, будешь искать свою любимую жрицу, будешь собирать знания, но как только ты будешь счастлив, хоть на мгновение, все, абсолютно все, вокруг тебя разрушится, подобно тому, как ты разрушил дворец Асмадея, подобно тому, как ты разрушил храм сатаны, подобно тому, как ты уничтожил империю Хумбабы. Прощай.
Хромой исчез, оставив свое страшное проклятие, Агдам смотрел на закат солнца, его луч упал на  водную  гладь, создал дорогу. По этой дороге к нему, разрезая морскую волну, плыл морской конь, неся на себе  Лилит, она улыбалась путешественнику:
- Приветствую тебя, мой спаситель. Спасибо тебя за то, что ты создал столь прекрасное море, души загубленных тобой людей превратились в рыб, морских животных,  я же получила свободу,  покинула кольцо, и сейчас  стала его женой морского змея и царицей подводного мира. Что я могу сделать для тебя? Пойдем к нам, подводный мир огромен, тебе всегда найдется в нем место.
Лилит сияла от счастья, была прекрасна и пленительна, как в день их первой встречи, путешественник, обратившись к ней, сказал:
- На мне тяжелое проклятие, я желаю начать новую жизнь, все изменить. Я тот, кто желает сделать добро, и сеет зло.
Лилит развела руками, поправила прядь волос на голове, взглянула, на Агдама, с сожалением, сказала:
- Мой друг, ты можешь, обратишь время вспять, заставишь его, под своей арфой плясать. Но все, повторится опять и опять, и ты не властен, что-либо в своей жизни менять. Спаси своего сына, он изменит твой рок, попробуй начать жизнь в нем.
Лилит печально смотрела на путешественника, в ее взгляде читалась любовь к нему, сострадание,  к его участи. Путешественник, слишком хорошо знал Лилит, чтоб верить ей, она ему напоминала крокодила, плачущего, над судьбой своей жертвы. Тем не менее, в этот момент времени, Лилит была искренна с ним.
-Ты можешь спасти сына. И попробовать начать свою новую жизнь в нем, возможно, он изменит твой рок.
-Сын? Какой сын? У меня нет детей,- на лице старца, показалась печаль, он прожил жизнь и не оставил наследников.
- Нет, нет, путешественник ты ошибаешься,  от  твоего встречи с императрицей, у тебя есть сын. У тебя мало времени, я скажу тебе, как спасти сына, в обмен на кольцо на твоем пальце.
-Кольцо, должно возвратиться, к хозяйке,- произнес Агдам, и бросил кольцо в море, оно ударилось о водную гладь, и пошло ко дну, оставив  круги на воде.
Лилит протянула старцу ракушку и сказала:
- Открой эту ракушку, в день казни. Прощай друг.
Лилит помахала ему рукой и исчезла под водой. Агдам огляделся, между пропастью и морем, была очень узкая тропинка, и по ней он направился к Уруку. Он спешил, страшась опоздать. Судьба в этот раз улыбнулась ему,  взору путешественника представился величественный город, окруженный забором, который все звали Уруком, в день, когда была Императором Гильгамешей назначена казнь императрицы и его незаконно рожденного сына.  На площади, уже была толпа зевак, все ждали начало казни. Слышались крики:
- На плаху блудницу, где палач, почему его нет.
Гильгамеша сидел у окна замка,  ждал, когда сможет насладиться зрелищем, казни, возле него, прижавшись, стояла Иштар.  Она улыбалась, наблюдая, как  медленно к площади идет палач. Палач шел широким и твердым уверенным шагом, все замолкли, слушая, как звучат, его тяжелые шаги. Палач был широк в плечах, он был огромного роста, на нем была маска, и его некто не знал его в лицо, в его руке был топор. Палач подошел к плахе, повернул  топор в руках, потрогал лезвие, огорчился, топор был плохо заточен. Солнечный луч, отразился от полированной поверхности топора, и ослепил Агдама. Путешественник достал ракушку и открыл ее.  К площади подъехала конница и подошли воины, они окружили плаху, и построили живой коридор, от башни, где была заключена императрица, и до места ее казни.
На площади послышался, плач ребенка. Там наверху, в камере, мать успокаивала дитя, наблюдала в окно, как к месту казни привели собак, эти собакам, на съеденье, Гильгамеша желал, бросить ребенка. Агдам открыл ракушку, прочитал заклинание, и начертал на земле несколько знаков.  Появилось облако, по мере чтения, и начертания новых знаков, облако густело, и, вскоре, огромный дракон взмыл в небо.
- Смотрите, дракон смотрите чудо,- закричала толпа.
Дракон летал по воздуху, сбрасывая сверху на головы жителей кожуру от семечек, вперемешку с зернами проса. Жители ловили зерно, винными чашами, когда же они посчитали, что чаши наполнились основательно,  начали вращать зонтиками и гнать дракона.
-Убирайся"- кричали они: наши чаши полны, нам больше не нужно, казнь, казнь, желаем видеть казнь блудницы.
Гильгамеша показался в окне, сделал жест, офицеру поваливая привести императрицу с ребенком. Дракон сделал круг над площадью, превратился в орла,  подлетел к окну, в которое смотрела императрица и сел рядом с решеткой. Императрица оглянулась на дверь камеры, послышался лязг, запоров, дверь со скрипом отварилась, она повернулась к окну, просунула ребенка меж решеток, обратилась к орлу:
- Спаси, спаси, сына,- орел подчинился требованию матери,  когтями схватил тряпку, в которую, был завернут младенец, взмахнул крыльями и взмыл высоко в облака.
«Смотрите, смотрите»- закричали внизу, орел унес сына императрица.
У многих жителей, которые жаждали жестокой расправы над императрицей и ее сыном, появилась злость и разочарование. Среди них был колдун Ладомир, он показал жителям Урука на круг, внутри квадрата, что нарисовал Агдам, на земле, вскричал: «Круг внутри квадрата!! Ужас! Смотрите люди! Этим рисунком он сотворил орла! И этот орел унес ребенка».
Ладомир,  был большим трусом, хотя всегда желал воевать, дома хранил  доспехи, военное обмундирование. Иногда, он, надевал военные доспехи, брал меч, глядел в отражение щита, разговаривал сам с собой, мечтал о выигранных битвах, триумфах. Когда же дело доходило до настоящих сражений, и на народном собрании обсуждались вопросы военных походов, его глаза бегали, он опускал взгляд в землю,  заикался, переступал с ноги на ногу, призывал к миру.  Он вел дискуссии, на любые темы, даже на те, в которых нечего не понимал. Пытался казаться великим философом и служить императору, но его некто не брал, и он старался любым способом обратить на себя внимание.  Если Ладомир, не имел аргументов, во время дискуссии, он молчал с умным лицом. Желая продемонстрировать значимость, в момент, когда ему нечем было аргументировать, он использовал свой козырный прием, говорил: «Ты считаешь меня глупцом?». Данные приемы были особо эффективны, в детстве, со сверстниками, когда рядом с ним был его старший брат, с большими кулаками. Сверстники пугались, его брата, пели песни,  говорили, о «большем красивом уме» Ладомира.  Ладомир вырос,  когда он шагал по улицам города, его больше не сопровождал старший брат, но привычки, приобретенные в детстве, остались. Он так же подстрекал к драке, при каждом удобном случае, сам не участвовал, если ранее он прятался за спину брата, то сейчас он прятался за спину горожан, наблюдал, хихикал.
И сейчас, в момент казни императрицы,  он решил, воспользоваться шансом отличится, почувствовал как толпа, обращая внимание на его призывы, пошла к Агдаму, и в его сердце заиграла музыка. Агдам, не обращал внимания, продолжал читать заклинание, желал, что бы орел унес его сына подальше от этого ужасного места. Пока жители города ловили зерна, летящие с воздуха, произошло еще и следующие событие, лавочник опрокинул на землю светильник. Загорелось сено. "Пожар! Пожар!" - кричал лавочник, однако ему некто не помогал тушить.
Лавочник был несчастным человеком, неуверенным в себе и завтрашнем дне. Он  давал окружающим бесплатные советы, кто,  где может лучше скрасить досуг, говорил какие книги лучше читать, юношам советовал, как лучше выбирать невест, девушкам как шить подвенечные платья. Все советы он преподносил, в доверчивые уши слушателей, уверенным, покровительствующим тоном, с важным напыщенным лицом. Рассчитывая, что, в благодарность за  советы, горожане лучше раскупят его тухлую рыбу, которую он смешивал со свежей. Была у него так же и тайная мечта, что найдется горожанин, кто в обмен на его бесплатный совет покажет ему водоем кишащий рыбой, и он станет после этого влиятельным и богатым господином. Когда огонь только загорелся, на площадь спустился Асмадей, он подошел к лавочнику, который заворожено, смотрел на пожар, не веря тому, что сгорело сено для лошади. Бес очень долго шептал лавочнику, про пруд, где много есть рыбы, усыпил его бдительность, вселился в него. И лавочник одержимый бесом  начал тушить остатки пожара оливковым маслом. Огонь вспыхнул с новой силой, пожар охватил несколько домов, и лавочник, указывая на Агдама, закричал: "Это он! Его заклинания вызвали пожар. У жителей города,  больше не было сомнений, пред ними был великий и злой колдун. Они палками и ногами били Агдама, послышался хруст его ребер. Ладомир наблюдал, как забивают путешественника, шептал: «По делом тебе, ишь удумали круги рисовать, квадраты, змее у них летучие».
- Довольно,- послышался властный и требовательный голос, толпа послушно расступилась, показалась Иштар, она сидела на льве, одной рукой она держала гриву льва, другой сделала знак, путешественника подняли, он сам не мог стоять без посторонней помощи, его руки, ноги и ребра были сломаны.  Агдаму было трудно говорить, сознание его покидало, он прошептал:
- Орел уже приземлился, и садовник воспитает ребенка как своего сына, он вырастит и отомстит, ты будешь уничтожена, твое место в аду. Хотя я рад еще раз, тебя увидеть и тому, что ты не утонула.
Агдам попытался улыбнуться окровавленными губами, но изобразил лишь гримасу. Иштар сделала небрежный знак, указывая на ров, и с гневом в голосе сказала:
- Мы покинули империю Хумбабы незадолго до того как ты устроил это безумие и погубил тысячи, не в чем неповинных граждан. Закапайте его, во рву живьем.
Воины взяли путешественника за ноги,  подтащили к яме, бросили вниз, путешественник стонал от боли, земля сыпалась на него, постепенно вместе с землей покрывающей его тело, ушла боль. И Агдам уснул, засыпая, он мечтал о том, чтобы этот сон был последним в его жизни.

Конец.

Конец

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:37:37)

0

113

Уважаемые форумчани, погиб ГГ (главный герой) и посмертно получил новое имя, давайте обсудим книжку  на предмет ляпсы, не выдержаный стиль, не соответствие символизма, и т.д.?  Что понравилось что непонравилось
http://sgulds30.narod.ru/public_html/nov_1.htm полный тест есть здесь, можно его скопировать в вед сл образом Контр +А выделяется, Контр+С вставл в буфер обмена, Контр + V  можно в ставить из буфера обмена в вед

Отредактировано Глостер (Понедельник, 7 декабря, 2009г. 12:35:31)

0

114

знаете, уважаемый Глостер, читая Ваш роман как то вспоминаю сюжет одной слащавой сказочки (одна их многих, которые клепает Голливуд).  "Приключения Конана" Это глубоко оккультный фильм. Сюжет интересный. Есть герой, возможно полубог, как в древней Греции. Конан. ОН там типа того, наводит порядок и карает злодеев. Есть еще народ, и всякий там сброд, который ему приходится организовывать.

Смотря фильм, постоянно чувствуешь злую, незримую волю того, который когда то был человеком, злого колдуна, который после падения Атлантиды и создал всю эту ситуацию, то есть "безобразие". Он показывается в сериале достаточно редко, "метко". Ясень пень, злодея побеждают :D

Но... Есть еще одно существо, на службе которого собственно и состоит боевик Конан. О нем НИЧЕГО не известно, кроме его имени - Крон. Известно только , что злой маг, наследник атлантов, Хисазул, и этот Крон (возможно, бог атлантиды, предтеча Иисуса Христа) злейшие враги. За полотном романа чувствуешь присутствие могущественных, не вполне понятных сил, о которых можно только догадываться.

Читая Ваш роман, как то не видишь присутствие Незримого, Скрытого, о котором так талантливо, культурологически написал Шпенглер. Собственно, Герой остается один на один с пендосами, и разномастной шоблой из жреческого окружения (тоже пендосами). Высшее как то слишком отрезано от него.
И Герой тонет в гуано. Печально.

увеличить

Отредактировано taneteru (Среда, 9 декабря, 2009г. 01:30:01)

0

115

А в целом написано хорошо, можно и напечатать.

увеличить

Отредактировано taneteru (Среда, 9 декабря, 2009г. 00:42:49)

0

116

спасибо всем кто помогает с редактированием и делает рецензии
вот например 2 глава казнь заканчивалась стихами Вергилия http://sgulds30.narod.ru/public_html/nov_1.htm

..копье пронзило сердце друга,
и он пощады не просил.
Своей открытой в сердце раной,
пустыню кровью оросил.
сабака с жадностью глотала
Ту кровь чтоб землю орасить
Немного и земле досталось
Чтоб розы чудные взлостить

просил у яндекса совет как улучшить сюжет на глаза папалась ссылка
совет на ссылке http://forum.bakililar.az/index.php?showtopic=67489 )
как лучше раскрыть куплет что выше
и там нашел как зародилась роза:

..копье пронзило сердце недруга,
и он пощады не просил.
Своей открытой в сердце раной,
пустыню кровью оросил.
Одна слепая Собака с жадностью
глотала, ту кровь, чтоб жажду утолить,
опосля пронзительно залаяла ,
из окровавленной пасти
упала капля !

Уважаемый  Беня  спосибо за рецезию, приятно было узнать что Агдам стал Муслимом, хотел вопрос задать получается чтоб взошла роза, капля должна упасть не из сердца фокусника казненного, а из пасть сабака? В чем тут смысля?
Может вторую главу всю закончить стихами Вергилия, во втором варианте? кто что посоветует какой вариант стехов лучше первый или второй? Так и напишу, кем был фокусник Вергилию, другом или врагом? почему то два разный мнений?
Получается вроде точнее, первое ляпса сделал, фокусник враг Рима и Цезоря и следовательно писать правельнее
Копье пробила вражье сердце, так? иначе по смысле непонятно? Понятно. Переделал . И еще только подумал что хорошо бы Стихи Бени распечатать и принтер сам без моей команды распечатал все,   Беня Вы настоящий фокусник, этот сюжет украсит сказку Ослиная шляпа, будет " как Агдам попросил попить у группы бродячих фокусников и в ответ фокусник Беня заботливо разрешил Агдаму держать хвост осла, и осел отвел ГГ героя к водопою, он всю дорогу так и шел до родника держась за хвост.  "

Отредактировано Глостер (Среда, 9 декабря, 2009г. 14:43:58)

0

117

глостер,

от куда Вы кликуху стыбрили? Но графомания клевая :D

0

118

Tara Green написал(а):

Но чисто не там, где убираются, но и где не гадят! И в связи с этим вопрос ко всем, дорогие вы наши: А кнопку жалоба нажать не судьба? Или всех всё устроило?

"сестра",

система ГУИН ???

0

119

за офф: пять баллов.
за глумливые кавычки и неуместное обращение ко мне: еще пять баллов.
за гуин: 10 баллов.
за три вопросительных после "гуин" еще 5 баллов, вопросы администрации по поводу их действий задаются не так.
итого 25 дней бана.

taneteru написал(а):

"сестра",
система ГУИН ???

taneteru написал(а):

глостер,
от куда Вы кликуху стыбрили? Но графомания клевая

оу, еще 5 баллов.
итого честно 30 дней.

0

120

Дорогие друзья ресурса, поступило сообщение о том, что пользователь taneteru пишет в ЛС оскорбления.

тьфу на тебя!

chemical gun!

будь ты проклят!

что бы ты сдох!

будь ты проклят!

желаю напиться иприта, гадина

причем каждая фраза - новое письмо. Кому - неважно.

Ну что я могу сказать? Разумеется, некрасиво вытаскивать на свет божий это все, но хочу чтоб все знали получше этого пользователя. Предупредить, так сказать.
Пока увеличу срок бана на скромные 30 суток. итого 60 дней.

И в дальнейшем буду думать о бане навечно. Первое и деинственное предупреждение такого рода, первая малейшая ошибка по истечении двух месяцев - мы прощаемся с пользователем навсегда. Уж больно это хлопотно, раз уж пользователь необучаем - и воспитательные меры бессильны.

0


Вы здесь » "КАМЕЯ" ЖЕНЩИНЫ В МАСОНСТВЕ ВСЕГО МИРА » ВОПРОСЫ К АДМИНИСТРАЦИИ ФОРУМА » Сказка Ув. Глостера. В сотрудничестве с Ув. Shabbatis