"КАМЕЯ" ЖЕНЩИНЫ В МАСОНСТВЕ ВСЕГО МИРА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "КАМЕЯ" ЖЕНЩИНЫ В МАСОНСТВЕ ВСЕГО МИРА » ВОПРОСЫ К АДМИНИСТРАЦИИ ФОРУМА » Сказка Ув. Глостера. В сотрудничестве с Ув. Shabbatis


Сказка Ув. Глостера. В сотрудничестве с Ув. Shabbatis

Сообщений 61 страница 90 из 120

61

[
Плачущие камни.
Луч солнца пробил водную толщь и коснулся дна. Агдам огляделся, вокруг него не было нечего из того, что он видел ранее. Морское дно, тысячи булыжников, которые оттачивала вода, из года в год. «Кто я?»,- спросил себя Агдам и ужаснулся, осознав себя одним из камней, лежащих на морском дне.  «Это сон, нужно проснуться»- кричал Агдам, пытаясь принять прежний облик, но ему даже не удавалось подвинуться. «Любимая, где ты? Почему ты меня бросила»- в голосе путешественника слышалось отчаянье. 
-Любимая Лилит, эта ведьма? да будь она проклята! - услышал  Агдам, чей-то голос.
- Кто здесь?- обратился Агдам к голосу.
- ты здесь не один, нас много,- услышал Агдам рядом
- Много,- повторил кто- то с другой стороны
Камни наперебой начали рассказывать свои истории, о том, как они оказались на морском дне. Это были самые разные люди, из разных слоев общества и уголков мира. И всех их постигло одно и то же несчастье. Лилит использовала свои чары и травы дающее забвение. Она заманила всех путешественников  в свое царство, использовала обольщение и коварство, заставила отречься от всего того, что путешественники любили. После того как путешественники  присягали ей в верности, она превращала этих людей в камни.  Иногда Лилит жаждая развлечений, будила тот или иной камень, направляя на него свой волшебный перстень, разворачивая рисунок, звездой вверх. И камень превращался в путешественника. Путешественник, принимая свой прежний облик, ценил каждый день, час, минуту своей жизни. Лилит любила прогуливаться меж камней, слушать их стон, мольбу обратить на себя ее взор, а иногда проклятия. Все это выливалось в единую песню страданий, которая радовала ее слух. Иногда, в ураган или в шторм, рыбаки могут слышать, как плачут камни. Некоторые камни ждали своего часа тысячелетиями, но, так и не дождавшись, превратились в песок.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:41:07)

0

62

а кто такие "пендосы", тов. Майор?

0

63

:rolleyes:

Отредактировано Глостер (Среда, 2 декабря, 2009г. 20:22:19)

0

64

ну Да, типа того, что все одинаково-отрицалово!

Отредактировано taneteru (Вторник, 3 ноября, 2009г. 01:28:06)

0

65

Утренняя звезда
Разлился священный Нил и оплодотворил землю Египта, звон колоколов, восхвалял могущество утренней звезды. Жрецы надели маски, с собачьей головой. Они обходили дома, собирали людей на праздник. На берегу реки жителей встречала жрица, дочь Верховного Жреца. Она держала в руке ведро. Одной ногой жрица стояла в воде, другая была на земле. Жители бежали к реке: «Слава Изиде! Слава Великой Изиде! Слава Великой Звезде».  Второй рукой жрица держала за руку ребенка, который стоял рядом. Ее сын поднял руку к небу: «Мой отец, он  на небе? Это он помогает реке разливаться? Его именем люди назвали звезду?».
-Да,- ответила жрица и улыбнулась, ребенок очень быстро взрослел и служил для нее источником вдохновения, давал ей силы, радость. Жрица испытывала на душе комфорт, радость. Она кивнула головой, и начался праздник. Девушки кружили хоровод и пели песни, они кружились в веселом  танце, прыгали через костер. По окончанию танца девушки бросили венки в реку, беспокоя подводных обитателей. Юноши прыгали  в воду. Те, счастливчики, кому доставалось поймать венок, могли участвовать в соревнованиях в бросании копья, метании диска, стрельбе из лука и сражению на мечах. Победителя соревнований ждали призы. Главным призом был напиток, налитый в  чашу Изиды. Испивший, из чаши Изиды, отправлялся в путешествие по лабиринту пирамид, подвергая себя ужасной опасности, и тем, кто проходил, все испытания, разрешалось стучать в храм жрецов. В лабиринте были комнаты со свирепыми хищниками, с огромными и ядовитыми змеями. Пол в некоторых комнатах проваливался, и внизу путешественника ждали голодные крокодилы, но разве это могло остановить тех, кто жаждал получить знания. 
   «Лучший, лучший!»- в восторге кричали зрители, юноше, который одержал победу. Он держал в руках чашу Изиды, и сиял от счастья. Он мог отказаться от приза и не пить из чаши, в этом случае ему разрешалось выбрать любой приз из золота. Призы лежали рядом.  «Бери, золото!! Золото!!»- крикнул кто-то из толпы. «Пей! Пей!»- кричали некоторые, многие молчали, с интересом наблюдая за его выбором. Юноша повернулся к Изиде, глядя ей в глаза начал пить из чаши. Изиде на мгновение, показалось, что не юноша пьет из чаши, а сам Агдам. Она вспомнила, как ее любимый, много лет назад, оказался победителем и выпил такую же чашу до дна. Каждая минута его пребывания в лабиринте казалось ей вечностью, но ее волнения были напрасны, так как Агдам знал все тайны лабиринта с раннего детства. «Почему он тогда, не постучал в двери Храма? А предпочел тайные встречи?»-на эти вопросы не было ответов.
Юноша поставил чашу и влюблено смотрел на Изиду, ждал ее взгляда, прежде чем идти к последнему испытанию. «Боже»- ужаснулось Изида, разглядывая юношу: «как они похожи»- она кивнула ему и подарила улыбку. Это был первый мужчина, кому она улыбалась, с момента смерти Агдама.  Изида не отрывала взгляда от двери, из которой должен был выйти испытуемый. Минуты тянулись как годы, жрица перестала замечать праздник, людей. Она совершенно не заметила, как прошел день и наступил вечер, жрица все смотрела и смотрела на дверь. Подошел жрец, посмотрел на печальное лицо Изиды, развел руками, показывая сожаление, и с болью в голосе произнес: «Он не вернется. Он не прошел последнюю, водную ловушку и угодил к крокодилам». Изида посмотрела на воды Нила, увидела цветущую лилию и ползущего по ней скарабея, перед глазами жрицы все поплыло, ее ноги подкосились, и она потеряла сознание.
Солнечный луч
Изида сидела в кресле, смотрела в огонь, молчала. Она уже много дней  не желала некого видеть.  Вошли слуги и забрали нетронутую еду, «Хранитель тайн просит разрешения войти» - робко спросил слуга. Жрица нечего не ответила и продолжала смотреть на тлеющие угли. Вошел жрец, на его лице было сострадание: «Сестра, могу ли я тебе чем-то помочь?».
-В том, невидимом нам мире, с Агдамом случилось несчастье, мне нужен проводник,- ответила жрица
- Мы не можем, вмешивается в то, что выше нас, на несколько уровней и сильнее нас.
- Озирис, брат, проводи меня к нему, хоть на мгновение,- жрица повернулась к своему  брату, из ее глаз текли слезы.
- Чтобы проснуться в Мертвом городе, тебе пройдется уснуть в городе Живых. Твое тело будет подобно вырванной из земли траве. Трава без корня очень быстро высыхает. Спасая его, ты истратишь силы, необходимые для возвращения назад, у тебя нет шансов.
Девушка протянула Озирису кусок папируса: «Скажи, в чем ты видишь разницу  между словом жрица и словом жертва?». Жрец нарисовал на папирусе символы и знаки, показал их Изиде, бросил папирус в огонь. Изида начала читать заклинание: «Солнце всходящие, солнце красное, озари своим светом малое и большое.  Накорми своей грудью, пошли свои луч света в царство тьмы». Папирус в камине вспыхнул. Жрица, наблюдая за горящим папирусом, продолжала читать заклинание. Когда папирус прогорел, жрец взял его пепел и  вложил его в руку жрицы, взял нож и ритуально ударил девушку: «Прах к праху». «Прах к праху»- чуть шевеля губами, повторила жрица. Тело Изиды трясло, взгляд был сконцентрирован в одной точке.  Ее сознание  соединилось с огнем и стало единым целым, символы и знаки, которые рисовал на папирусе хранитель, ожили, в виде фигур, фигуры становились, все более четкими,  жрица увидела Агдама, он стоял перед Лилит.
- Ты должен быть мне благодарен, что я вновь  вернула тебя к жизни, подойди,- Лилит поманила юношу к себе пальцем. Агдам смотрел на Лилит, она была такая же пленительная, и обвораживающая, как и раньше, и  разум Агдама повторял ему: «Иди. Иди. Иди». Агдам послушно подошел к девушке и обнял ее. Лилит прошептала:
- Скажи, что ты меня любишь.
Юноша закрыл глаза, ему было приятно, после длительного пребывания в образе камня вновь обрести свободу, почувствовать движения рук, ног. Агдам вдыхал пьянящий запах Лилит и наслаждался. Злоба, ненависть, разочарование все исчезло. Агдам вновь был готов целовать Лилит ноги, клясться в любви. Он вдохнул аромат ее тела, улыбнулся. И уже был готов забыться, в ее объятиях, как  услышал голос: «Проснись. Проснись». «Чей это голос?»- недоумевал юноша, голос казался ему знакомым: «И зачем мне просыпаться, если мне и так хорошо?». «Проснись. Проснись. Вспомни! кто ты?»- голос был все настойчивее и настойчивее.  «Кто я? Кто я?»- многократно повторил юноша и увидел в своих объятиях отвратительное чудовище, Лилит прокусила ему шею  и слизывала бегущую из его раны кровь.
«Ах, ты тварь»- закричал Агдам, его руки сомкнулись на ее шее.
Юноша все сильнее и сильнее смыкал руки на шее Лилит, чудовище извивалось, ее когти рвами его тело, она была подобна разъяренной змее, но через несколько мгновений силы начали оставлять ее, и она обмякла в его руках.
«Тварь»- выругался Агдам и швырнул тело Лилит на дно, оглянулся, в поиске выхода. «Как выбраться?»- подумал Агдам и пошел подальше от Лилит. Он сделал несколько шагов и услышал позади себя ее смех: «Безумец, неужели ты и вправду думал, одолеть меня». Агдам хотел побежать, но не смог, руки и ноги его онемели и больше ему не подчинялись. «Я развею твой прах, по морю, ты будешь кормить рыб»- это было последнее, что слышал Агдам.
Изида открыла глаза и зарыдала: «Он умер, он умер, и некому омыть его раны, его прах развеян по морскому дну. И я нечем, нечем не смогла ему помочь».
Озирис открыл глаза: «Я все видел, когда луна наберет силу, ты сможешь вселить мой дух в улитку. Только улитка способна собрать прах со дна реки и склеить его.  Я буду служить тебе в городе Мертвых, до поры пока не истлеет мое тело, в городе Живых. Тело лучше забальзамировать, мне потребуется несколько тысяч лет, что бы собрать прах твоего любимого и соединить его. Ты же спустишься в Царство Мертвых и коснешься Агдама своим жезлом».
Изида закрыла глаза, прочитала заклинание, огонь послушно показывал ей картины из будущего. По морскому дну ползала улитка и по кусочкам собирала Агдама. Его тело, она прятала, от злобной Лилит, в пещере.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:42:37)

0

66

Полнолуние
  Луна набрала силу, собаки выли, было непонятно, что их больше тревожило полнолуние или предчувствие чьей-то смерти. Изида обняла Озириса: «Прости брат». В мастерскую вошел жрец и сказал, что в гробнице, на случай разрушения мумии, была вырезана из камня статуя Озириса, и на ней подле его ног уже отчеканено его имя. Она кивнула головой,  жрецы одели маски. «Из рук твоих  и яд мне будет сладок, что будет со мной потом?»- Озирис оглядел мастерскую, ему хотелось вдохнуть и насладится последними минутами жизни на земле. Исида протянула брату чашу с ядом и сказала: «Потом ты покинешь панцирь улитки, сразишься с морским змеем, если ты победишь его, ты станешь царем Мертвого города». Озирис выпил яд и лег на стол, его дыхание остановилось. В теле появилось бледность. Жрицы омыли тело священной водой Нила, Изида начала читать заклинание, приказывая душе Озириса вселиться в улитку, а по прочтению, один из жрецов отнес улитку к воде и отпустил.  В мастерскую вошел парасхит, он быстрым шагом подошел к телу усопшего, вскрыл Озириса специальным кремневым ножом и бросился бежать подальше от мастерской. Родственники Озириса и бальзамировщики бросились за ним. Они бросали в него камнями, и сыпали на его голову страшные ругательства и проклятия.  Бальзамировщики не догнали парасхита и вернулись в мастерскую, они преступили к работе. Резчики по камню вырезали на стенах различные предметы, все то, что желали передать Озирису в Мертвый город.  Изида вернулась во дворец и пригласила одного из жрецов желая узнать, дорогу в Мертвый город. Жрец долго молчал, а потом сказал: «Великой Изиде, нет равных, на этой земле, ей нет равных также в красоте, и  знаниях. Но даже ей эта ноша не под силу. Для выполнения, задуманного, в Мертвый город необходимо войти, не разрушая физического тела, в далеком будущим. Это не самое страшное, еще тебе пройдется перевоплотиться, в воинственную богиню Иштар, сестру Лилит. Твоя душа и ее душа будут находиться в одном теле, твое же физическое тело будет спать здесь в гробнице, и если в течении, одного лунного цикла ты не вернешься, ты погибнешь. А для того чтоб воплотится в Иштар необходимо отправится в далекое прошлое».
Бальзамировщики закончили работу, началась погребальная процессия. Золотой саркофаг, с телом покойного начал свое путешествие. Плакальщицы рыдали, жители бросали цветы впереди саркофага, процессия начала обходить храмы. В погребальной камере царя саркофаг поставили вертикально, направляя лицом к северу. Сразу по завершению похоронной церемонии Иштар пригласила жрица: «Я готова».

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:43:52)

0

67

Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!

Песнь песней Соломона.

Он жил и не жил. Он нежился в ее ароматах, в ее движениях, в ее музыке.

"Как прекрасна ты, Возлюбленная моя! Как проходишь ты, походкой ветра, и тысячи золотистых бисеринок крыльями бабочки следуют за тобой.
Как весна ты, Возлюбленная моя! Как красное солнышко освещаешь осыпанные бриллиантовыми росами долины, играя и переливаясь в прозрачных тельцах.
Как прекрасны губы твои, Возлюбленная моя! Как нежно открывают они тайну ароматного дыхания твоего, где зубки-жемчужины подобны стаду отборных овец с ягнятами, и нет бесплодной среди них.
Как прекрасен поцелуй твой, Возлюбленная моя! И теряется понимание мое от поцелуя твоего, что есть наисладчайшая в мире вещь.
Как прекрасны глаза твои, Возлюбленная моя! Насыщаюсь влагой и прохладой прозрачных озер твоих, тону в бездонных омутах твоих и нет спасения мне.
Как прекрасна шея твоя, Возлюбленная моя! Изящно наклоняешь голову ко мне, преданностью и спокойствием наполняя меня, и обнажая сердце мое перед красотой твоей.

Я люблю тебя, Возлюбленная моя! Каждой секундой, каждым помыслом своим я с тобой, Возлюбленная моя! И днем и ночью, я  - страж твой вечный, и раб, и господин.
Я люблю тебя, Возлюбленная моя! И нет мне покоя без тебя, без милого лица твоего, без прекрасных глаз твоих и рук твоих ни на земле, ни на небе.
Обними меня, Возлюбленная моя! Как обнимает нас матушка Земля, как пестит своим добром и любовью, принимая в лоно свое.
Полюби меня, Возлюбленная моя! Всем сердцем прими, козленок, как саму себя...."

Продолжение следует.

Отредактировано Shabbatis (Среда, 4 ноября, 2009г. 17:45:36)

0

68

Часть вторая.
Разграблен пышный караван
И над телами христиан
Чертит круги ночная птица
Не ждет их мирная гробница
М.Ю. Лермонтов Демон

Череп и кости
С потолка пещеры капало, небольшой луч солнца освещал стену грота. Агдам услышал шорох, поднял глаза, на потолке пещеры сидела летучая мышь, ленива рассматривая гостя. Агдам поднял руку, и солнечный луч освятил его ладонь. «Я жив! я жив! как это приятно»- Агдаму хотелось кричать и петь от радости, он потянулся, встал, огляделся, заметил радом с собой книгу в кожаном переплете, подставил книгу к свету, открыл: «Как жаль, что я ни понимаю, ровно нечего, из того, что в ней написано». Рукописный текст книги сопровождался картинками и знаками. Агдам спрятал книгу в трещину скалы пещеры и пошел к выходу. Он вылез к свету. Выход из грота был небольшим и путешественник с большим трудом пролез в дыру. Дыра в скале более напоминающую звериную нору, чем пещеру пригодную для жизни человека. Неподалеку шумел водопад, этот шум наполнял  сознание радостью. Рядом с водопадом лежал труп мужчины, его рука сжимала окровавленный меч, сломанный в сраженье, он был раздет, по пояс, было понятно мужчина стал жертвой грабителей, находящихся поблизости.  Путешественник оглянулся, не заметив нечего подозрительного, сбросил с себя одежду и встал под падающий поток воды, закрыл глаза и вновь открыл их. Ему было приятно видеть облака, горы, море, которое находилось в десяти шагах от него, слышать шум прибоя. Шум моря и крик чаек был подобен чудесной музыке, и Агдам закричал так громко, как только мог: «Я жив!!!». Агдам заметил, что исчезли лохматя. Вместо них были добротные брюки и вязаный жакет  с вышитым  орлом. Рядом стояли ботинки, которые можно было легко одеть и снять. Рядом с жакетом также лежал пояс, к которому можно было крепить оружие, вязаный головной убор, с изображением восьмизначного креста. 
-Это еще как посмотреть, сейчас ты жив, а через минуту можешь быть мертв - услышал Агдам и обернулся, на него смотрело небритое и немытое лицо со шрамом, рядом с ним были его спутники. Один из них был лысый, его лицо было обезображено оспой, он улыбался Агдаму, своим беззубым ртом, так обычно улыбаются волки, при виде беззащитной овцы. Третий из них стоял спиной к Агдаму,  он был пьян, и справлял нужду.
- У него очень богатая одежда, так ходят князья и знатные люди, кто ты?- обратился лысый к Агдаму, пытаясь одеть через голову, вязаный жакет.   
-Я бродяга,- ответил Агдам: «одежду я получил, от одного очень знатного человека в качестве милости».
- Он попрошайка,- засмеялся лысый,- да ты на себя посмотри, на свое отражение, на таком как ты весь день можно кататься вместо лошади, кто ты? Говори правду или клянусь, своей жизнью, что выпущу твои кишки.
Лысый поднес к лицу путешественника отполированный щит, и Агдам увидел свое отражение и ужаснулся, вместо двадцатилетнего хрупкого юноши на него смотрел мужчина средних лет  с накаченными мускулами и обветренным и загорелым лицом. Лысый начал ругать Агдама последними словами.  Он шипел злобой и эта злоба и ненависть, как молнии сыпалась вокруг, делая зловещим окружающий мир. Агдам постепенно растворился в ненависти, которая исходила от пирата. Агдам постепенно растворился в ненависти, которая исходила от пирата. И стал с ним единым целым. Он вошел в его сознание. Агдам видел, как лысый кричит в пустоту и пытается найти в окружающем мире страх и подчинение своему могуществу. Наполнив его чашу, водой спокойствия, он вышел из его сознания и вновь стал самим собой, представляя в себе ощущения покоя и комфортом. Он старался наполнить чашу своего противника таким же комфортом. Лысый не сдаваться. Он хотел, крикнул своим друзьям, что бы те убили Агдама. Но в момент, когда из уст Лысого уже готов был вылететь приказ,  луна начала закрывать солнце. Пират почувствовал сильную боль в области печени. И чем больше было лунное затмение, тем меньше  оставалось у него сил. Лысый продолжал исторгать гнев, но силы оставляли его, внезапно он упал на бок. Боль  нарастала и пират  кричал. Его друзья смотрели и не вмешивались, Агдам спокойно одел, свою одежду и забрал у пирата его оружие. «Пощади» - шептал пират, умоляющи, к тому моменту как закончилось лунное затмение, пират отдал Богу душу. Агдаму было жаль пирата, он подошел к нему и закрыл его глаза, снял с его пояса привязанный кожаный мешок и привязал к своему поясу. Подошли остальные пираты. Их было человек двадцать, они молчали, смотрели, на смерть своего капитана. Агдам показал жестом на сумку и меч капитана и обратился к пиратам: « желает ли кто забрать у меня меч, и все то, что есть в сумке?». Пираты молчали, путешественник открыл сумку, высыпал ее содержимое на камни, взял себе одну десятую от найденных золотых монет, остальные деньги отдал пиратом: «поделите по-братски». Пираты отошли в сторону и начали совещаться. Один из пиратов, начал обходить своих братьев и те бросали в кубок камни, когда он перевернул кубок, то увидел, среди множества белых камней, один черный. Пират подошел к Агдаму, протянул ему вырезанного из коры дерева дельфина, и один из черных камней, сказал: «Один из нас считает, что ты оставил себе слишком много динариев».  Агдам знал многое из того, что должно было произойти с ним в этой жизни. Знания, полученные от отшельника, были неоценимы, он оглядел пиратов, и мог назвать каждого из них по имени. «Морис, Морис»- произнес бродяга и укоризненно покачал головой, показывая сожаление, он знал, что черный камень в кубок бросил именно Морис, он это видел во время инициации, в пещере отшельника.
- Мы раньше встречались? Откуда тебе известно мое имя?- недоумевал пират.
Агдам улыбнулся, он обходил каждого из пиратов и назвал каждого из них по имени: «Я знаю каждого из вас, и знаю также, кто из вас и чего стоит».
Агдам подошел к одному из пиратов,  обратившись к нему, сказал: «Смелый и бесстрашный Ибрагим, лучший канонир в этих морях, но разве не ты утаил от братьев  долю своей добычи, когда закончились продукты, и когда не на что было покупать муку?». Ибрагим хотел, что-то сказать в свое оправдание, но потом передумал и развел руками, выражая сожаление».
Пираты возмущенно загудели, больше всех начал возмущаться плотник. Агдам обратился к плотнику: «Скажи одноглазый Филипп, разве не ты, желая овладеть прекрасной и непреступной Изабелл, опоил ее ромом и испанской мушкой, и потом ее невменяемую привел на корабль?». Филипп замолчал и опустил глаза в землю, это преступление каралось смертью. Агдам обратился к братьям близнецам: «Братья Джек и Дейвис, разве вы не любите выпить и поиграть в кости, вечером на нижней палубе корабля?». Пираты молчали, не у кого из них не возникало желание попрекать братьев, они не желали, что бы Агдам подошел после этого к ним, и озвучил то или иное нарушение кодекса чести, которые они когда то нарушили. Стояла тишина. Агдам обратился к пиратам: «Откуда мои знания, пусть это будет для вас тайной, скрытной в камнях грота этой скалы».
- Пора возвращаться,- сказал боцман и Агдам вместе с командой сел в шлюпку. Неподалеку виднелся корабли, их украшали флаги с изображением черепа и костей.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:45:34)

0

69

Он не помнил сколько раз солнце поднималось и опускалось за горизонт.
Он был счастлив - и время для него не существовало. Он не знал, что такое время. И есть ли оно вообще. Его жизнь была сплошным запахом, вкусом, цветом, влагой и теплом.
И Возлюбленная была всегда рядом. И больше ничего не было нужно.

Но однажды он застал Возлюбленную не такой как раньше - встревоженной, изумленной.
-"Что случилось, Возлюбленная моя."
-"Не знаю, Возлюбленный мой. Я услышала голос Старшего. И он сказал мне, что пришло Время. И сказал, чтобы я подарила тебе эту свирель."
Она сняла  с шеи деревянную  трубочку и отдала Ему.
-"Зачем это?"
-"Я не знаю. Он еще сказал, чтобы ты шел к кресту и играл."
-"К кресту?
Он тысячи раз проходил мимо этого сооружения в дальнем углу сада, и тысячи раз не обращал на него внимания. Просто не видел.

0

70

Путешествие
У пиратов было несколько кораблей, и Агдам попал на один из них, под названием «Черная жемчужина». Команда корабля не занимался военными операциями, а лишь перевозила ценности, капитан следовал за остальными кораблями, имея в запасе несколько флагов различных стран. Он не при каких условиях не должен был вступать в бой и при малейшей опасности должен был первым уходить от неприятеля, остальные корабли были обязаны его прикрывать. Пираты плыли на Кипр. Капитан корабля, был очень грамотным в деле судоходства и считал, что остальной мир наполнен бездельниками, и из жадности перед плаваньем набрал новую команду, из малообразованных пиратов. Офицеры и матросы не знали компаса, секстана, лага и часов. Все они были способны лишь исполнять приказы, и очень не любили думать. Капитану  приходилось, не смыкая глаз стоять у штурвала, когда же усталость подкралось к капитану,  он уснул. Во время сна  морской змей  шептал и звал капитана. Змей говорил, что капитан лучший из всех. Змей обещал ему золото и жемчуг со дна моря. Капитан поддался соблазну и выпрыгнул за борт. Агдам огляделся, остальных кораблей не было видно. На корабле некто  не знал, как добраться до места, куда необходимо следовать. Черную жемчужину начало бросать в разные стороны. Агдам попросил пажа явиться и указать ему направление. Паж отдал поклон Агдаму и исчез.  Агдам не мог отгадать это видение. Когда же Агдам взглянул на небо, то увидел, что родилась яркая звезда. Он указал матросам плыть вслед за звездой. Через какое-то время молодая звезда погасла и матросы, не видя на небе больше новой звезды, ранее развернули корабль на 180 градусов и поплыли в обратном направлении, за единственно светящейся звездой, которая была ранее. Матросы проплыли немного, и новая звезда вновь загорелась. Старая звезда, за которой следовали матросы начала гаснуть. Было впечатление, что новая звезда и старая пытаются убить друг друга. Матросы не знали, в каком направлении им плыть, и бросили штурвал. Корабль начало бросать с волны на волну, и он мог в любой момент пойти ко дну. Объяснение, что значил поклон пажа, пришел к Агдаму сам собой.
"Поклоняйся восходящему солнцу, а не заходящему"- сказал Агдам, и повторил: "Следуйте за новой звездой, а не за старой". И через некоторое время «Черная жемчужина» благополучно достиг берегов Кипра.
Пираты, за спасение судна вознесли славу Агдаму и его очень хорошо наградили.

Сын садовника
Пираты зимовали на Кипре, занимались ремонтом кораблей и отдыхом. Агдам желал обучаться грамоте. Он осматривал достопримечательности Кипра  и расспрашивал жителей, о том, кто может обучить его чтению. Те, указали ему на дом садовника Бенсбула. Морис к славе Агдама испытывал ревность, он был единственным человеком из команды, кто не радовался, тому, что Агдам спас корабль пиратов. После того как пираты решили назначить  Агдама капитаном «Черной жемчужины». Морис начал проситься, к Агдаму на корабль плотником, убеждал пиратов, в смене офицеров на корабле, желая окружить Агдама верными себе людьми, притвориться другом, внедриться в доверие  Агдама, выведать его тайны. Он следил за каждым шагом Агдама и как тень следовал за ним. Он шпионил и изучал все абсолютно все, что было связано с путешественником, и вел записи в свою тетрадь. Агдам подошел к дому садовника, калитка была открыта, по тропинке путешественник прошел в сад. Садовник  занимался обработкой деревьев и кустарников, его ножницы бережно резали ветки. И Агдам прежде, чем обратится к нему, долгое время любовался его работой. Старец обратился к путешественнику первым:
- Что привело тебя ко мне?
- Люди говорят, ты обучаешь грамоте, математике, геометрии?
- Грамоте?- искренне удивился садовник,- я в первые, за свою жизнь вижу пирата, кто  сошел на берег, и вместо поиска развлечений ищет учителя грамоты. Почему ты приплыл на корабле пиратов? И что значит знак на твоей шапке?
- Мне это неведомо. И это не единственная загадка, которую я желаю узнать. Скажи, что значат эти знаки?- Агдам взял срезанную ветку дерева и нарисовал на земле, несколько знаков из книги спрятанной им в гроте.
Садовник внимательно рассмотрел знаки, обратился к Агдаму:
-Скажи, где видел ты эти знаки?
- Эти знаки были в книге, с кожаным переплетом, которую я не смог прочитать.
- И эта книга у тебя с собой?- удивился старец,- откуда она у тебя?
- Эта книга перешло мне по наследству, и она надежно спрятана.
- Существует легенда. Изида Великая постигла все тайны вселенной и внесла все свои знания в книгу Судеб. Злобная Лилит коварством и обманом заманила его любимого под воду и обратила в пыль, и Изида, в образе воинственной богини Иштар, спустилась под воду, желая освободить его. И ей это удалось ценой собственной жизни. Некто не знает, куда исчезла книга Судеб со смертью Изиды.
- Обучишь ли ты меня грамоте? - повторил вопрос путешественник.
- Да, если только мы договоримся о цене,- сказал старец
- Я хорошо заплачу,- Агдам достал гость золотые монет. Садовник покачал головой: «мне не нужны деньги, мой сад меня кормит, и у меня есть все то, о чем я когда-то мечтал. У меня нет наследников, кто может позаботиться о саде, после моей смерти. Желаешь ли ты стать моим наследником? моим сыном? И после моей смерти продолжить мое дело. И потом так же по наследству оставить сад своим детям, чтобы  те бережно заботились о нем?»
Агдам согласился и садовник начал обучать его грамоте. Садовник взял две веточки и соединил их.
- Циркуль помогает постичь таинство алфавита. Первая буква Альф,- произнес садовник и нарисовал на песке знак буквы и продолжил:
-Если использовать циркуль и нарисовать окружность вокруг Альфы, и стереть лишние линии, получим новую букву Бета. Циркуль помогает Дего образовать в Даг и цифру восемь, это есть единые значение. А вот буква Гамма.
- Гамма ,-повторил Агдам,- а что она обозначает?
- Значение буквы Гамма есть Великая тайна, и о ней нельзя говорить вслух. Я погружу тебя в чудесный сон, ты постигнешь значение этой буквы.
Садовник положил руку на голову путешественника начал читать заклинание и Агдам уснул. Ему снилось, что он был монахом, монах протягивал марку стражу охраняющему замок.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:46:55)

0

71

Сон Агдама
Указ короля

Страж увидел марку, обрадовался,  пропустил монаха к царскому двору. Гости были сыты и пьяны, обсуждали новый указ короля, «право первой ночи, есть у жениха, но не в случае с царской дочерью».
Колдун и слуга сказал веское слово: « духи зла наказывают открывшего врата первым, и изгонят его из дворца, и разумнее права первой ночи передать гостю, зачем рисковать тестем, тем более, что от него пойдет первенец».  Придворные пили вино и рассуждали: «Если сын будет расти без отца, даст ли женщина должное воспитание?
Ведь управление царством является мужским делом». Император, выслушав всех, взял  за истину, считая, что разливающий вино, знает и ведает, может шептать на ухо, но все равно, решит все брошенная в воздух монета. Монета легла орлом вверх, и указ написан. Право первой ночи с царской дочерью, имеет носящий на правой руке знак смотрителя, монах посмотрел на руку и увидел царапину, которую все приняли за судьбоносный знак показывающий дорогу в спальню, и последний на его пути. Ибо Смертный может лишь раз коснутся царского ложа и отведать прелестей сладостей царской кухни.
Утреннее похмелье горько. Не один смертный не вынес
тайн за пределы спальни Клеопатры, об этом заботился утренний страж,
заботливо предлагая выпить чашу забвения. Агдам открыл двери царской спальни, взору предстала царское ложе, фата, но где  невеста? Лишь ослиная шляпа на постели. Монах попытался вернуться назад к столу, выпить вина, но, увы, вернуться не было возможности.
Вход замурован, царский шут был в отпуске, 
И Агдам в ослиной шляпе по достоинству, занял его место, пока долго искал выхода там, где его некогда не было.  Гости любовались в тайные смотровые окна и веселились. Однако найдя в углу вилы, монах разгреб стог сена и нашел стамеску и молоток. И начал долбить потолок, в поиске  смерти, чем привел в ужас обитателей замка. Замок был под дном океана. Агдам нанес удар молотком в потолок и огромный поток воды опрокинул его на пол, Вода начала затоплять этажи, отстроенные ранее теми, кто был достоин чести посетить спальню. Монаха вынесло на верх, к свету, несмотря на то, что он был больше мертв, чем жив, это сеяние света, было так велико, что сожаление о разрушенном замке и не отведанных винах с царского подвала перестали быть актуальными. Монах выплывая, нашел силы, нанести на карту место. Ибо колдун сказал, что если замок возродится, монах может отправить помощника и уже тот ему принесет вина, коль его будет мучить жажда.
Безумный художник (сон Агдама)
Монах выплыл на поверхность, оглянулся, увидел солнце, его переполняла чувство радости, он закричал: "свет". Рядом в лодке сидел рыбак. "Разве это свет?" - спросил он и закинул в воду леску и грузило. Через несколько секунд рыбак вытащил пескаря и сказал: "это свет". Монах посмотрел на пескаря и спросил: " это свет?". "Нет"- ответил рыбак, вытаскивая судака: "это свет". Монах, показывая на судака, брошенного в лодку,  спросил: "и это свет?". «Нет»- ответил рыбак: " лучи Гермеса преломляются в атмосфере, глядя в темноту, ты видел по своей слепоте солнце. Солнце же находится совершенно в другом месте. Ты слеп как та рыба. Она думает, что съела червя и что ее держит крючок, а на самом деле это простое грузило, который мой дед использовал как отвес, когда строил свой дом. Для того, чтобы у рыбы было искажение и она думала так как нужно рыбаку, отвес нужно  бросать под определенный углом и для этого применяется угольник способный рассчитывать углы».
Рыбак закинул леску с грузилом в воду и поймал огромную акулу «ОООООО,, сколько света!!!» - кричал он". "Свет в количестве?"- спросил монах, пытаясь понять логику мышления рыбака. "Свет в хвосте рыбы"- ответил рыбак и видя непонимание во взгляде монаха продолжил:
- Ты думаешь, что находясь в не виденном  мне подводном мире, твой  молоток имеет силу и может пробить потолок башни, без помощи моей рыбы, которая бьет хвостом по воде, находясь в виденном мне мире? Моя рыба может перестать бить хвостом, если твой ученик, которого ты пошлешь за вином…
Рыбак не успел договорить, как рыба ударила хвостом по воде, и монах оказался на берегу.
На берегу, монах увидел художника, в левой руке художник держал кисть, а в правой клизму которую ставил коту. Кот был  у него под мышкой. Художник  созерцал свою картину и повторял: "катаклизм, катаклизм". Монах спросил: "Зачем подвергаешь кота этим ужасам?". Художник не отрывая взгляда от картины начал повторять: "Ужасам. Ужасам. Уж-ас-ам. Змея и мудрость - уж, высоко точность- ас,  М- это мастер. Нет, нет, я несчастный и бедный художник. Я лишь жалкая тень моего почтенного брата Геометра. Разве кто может нарисовать подобную ему картину? Катаклизм!!! Катаклизм!!". Монах решил разглядеть картину, что рисовал художник, но вместо холста увидел кривое зеркало. И вместо художника и кота, он увидел, как с горы катился огромный камнепад желающий снести внизу поселок. "Катаклизм, катаклизм"- твердил художник, одну и ту же фразу в ухо изумленного монаха.
Монах прошел сквозь зеркало и увидел множество людей, которые выполняют работу по сбору урожая. Собранный урожай они отправляли своему повелителю. Сборщики увидели монаха и испугались. Монах не понимал причину их страха. Он осмотрелся и заметил, что все люди не служащие повелителю ходят с закрытыми глазами и не могут видеть сборщиков урожая. Причина страха сборщиков была в том, что монах не имел маски. "Я не причиню вам вреда"- успокаивал монах сборщиков. "Отведите меня к Великому Геометру"- говорил он. Сборщики развели руками: "У нас нет здесь Великого Геометра, есть только математик". Он увидел подходящую женщину, по рыжим волосам и пробивающееся рогам сквозь кудри волос, он сразу понял она и есть Математик. " Я хочу предотвратить катаклизм"- сказал монах, показывая на камни, которые катились с горы. "Вместо того, что б отнять кисть у безумного художника, ты идешь суда?" - с недоумением спросила Математик и указала на дверь. Монах прошел дверь, увидел две колонны, одна из них поддерживала луну,  вторая держала солнце. Дальше монаха не пускал страж, он требовал назвать  число, которое монах не знал. Назад идти не было возможности. Камнепад снес  царство Математик,  дверь более  не открывалась. Монах решился на хитрость. Он начал быстро говорить стражу, первые слова, что пришли на в голову: " Дурак, человек ртом берущий грудь начинает дышать и видеть, но будет пронзен стрелой, если меня не пропустишь". "Стрела уже летит"- прокричал монах, показывая стражу на летящую муху. Не то монах говорил слишком быстро, и пытаясь переварить сказанное страж устал и уснул, не то число совпало, из рук стража выпало копье, и путь оказался свободен.
Император (сон Агдама)
Пройдя колонны, монах оказался в спальни царской дочери. Императрица лежала на кровати, ее ноги очень были похожи на  колонны, который исчезли, как только монах прошел сквозь них. Царская дочь лежала на кровати, а вокруг нее бегали слуги и кричали: «Дочь луны родила, дочь луны родила солнце». Монаху было любопытно взглянуть на новорожденное солнце, он подошел к служанке и оглядел новорожденного. На руках у служанки лежала маленькая обезьяна. «Ужас!» -воскликнул монах, и вмести с ним тысячи слуг: «разве может обезьяна сверкать как солнце? Носить царскую одежду, сидеть на троне, носить белые перчатки и управлять страной?». «Ужас!»- кричали слуги, и так шли годы. Обезьяна росла и удивляла всех своей хитростью и ловкостью. Однажды она подошла к ручью и увидела девушку, та не испугалась обезьяну и дала ей напиться из своего ковша воды. Несмотря на то, что обезьяна напилась вдоволь, ее продолжала мучить жажда. Она знаками указала девушке, на свой кувшин, который был пуст с рождения. Девушка налила обезьяне с того ручья, кувшин до верху и шерсть на обезьяне исчезла. Обезьяна превратилась в юношу. Юноша шел к  дворцу. Он шел ногой по городу и стеснялся своей наготы, народ же радовался и кричал: «Да, здравствует царь! Царь пришел!». Когда царь вошел во дворец, на него были одеты лучшее одежды. Для монаха  годы пролетели как мгновение, он попросил слугу принести вина из погреба, что бы отметить это славное событие.
Королевская арка (сон Агдама)
Царь ввел обычай носить маски. Люди встречаясь, узнавали друг друга не по лицу, а по содержанию речи, стилю, смыслу сказанного. Пришел новый Царь и добавил к этому указу сл. указ, - « люди должны ходить по городу только в одной рубашке». Каждый из приезжих мог прийти на местный рынок и купить, только одну понравившеюся ему рубашку, он не мог ее менять, пока проживал в городе.

"Зачем это сделал новый король города? Для упрощения задачи узнавания своих подданных?»- гадали горожане. 
В королевстве было одиннадцать подмастерьев, хотя в штате их было двенадцать. Одного всегда не хватало, и каждый раз, когда число подмастерьев доходило до двенадцати,  король одного умертвил. Потом он брал на его место ученика, и этим поддерживал страх, и желание работать. Тот, подмастерье, который умудрялся восстать из мертвых, царь жаловал титулом мастера. Новый царь имел три глаза. Два глаза были завязаны, а третий был всевидящим оком и знал все и обо всем. И вот когда монах и увидел несколько изгнанных из города, лишь за то, что те посмели в выходной день переодеть рубашки. Монах  предложил королю сыграть партию в шахматы, и когда, король сделал несколько ходов, спросил: "Скажи Владыка, если ты заставляешь своих подданных ходить в однотипной одежде, ради того, что бы легче было их узнавать? Если это так, то почему ты не отменишь приказ старого короля, обязывающего весь город носить маски? ". Трехглазый колдун вздохнул, оглядел монаха, ответил: «Мое всевидящее око и так знает каждого,  я не ради того ввел указ носить одну рубашку. Покупая рубашку, житель города отдает свой голос, голосуя за качество и лучшего подмастерье, кто имеет право шить эти рубашки. Рубашки без клейма указывают, что их сшил единственный ученик. Когда рубашки ученика начинают пользоваться спросом, и я вижу рубашки без клейма на жителях города,  я возвожу ученика в ранг подмастерья, выполняя желания горожан, с которыми я равен, не в статусе, но в силе голоса. Когда же количество подмастерьев составляет число двенадцать, покупая то или иное платье, жители града начинают голосовать за лучшего из  подмастерьев,  и ему я оказываю ему честь войти во врата королевской арки».
Колдун замолчал, монах подогреваемый любопытством начал терзать колдуна вопросами и тот жестом предложил ему пройти следом. Он подвел монаха к вратам королевской арки и сказал: « я удостаиваю подмастерье чести пройти во врата арки ». «А что там?»- спросил монах и сделав шаг вошел сквозь арку и оказался на королевском дворе. Он увидел слугу, который на подносе принес ему три кубка вина. «Тем, кто прошел королевскую арку, я оказываю большую честь, я позволяю испить из одного из этих трех кубков. Два кубка содержат смертельный яд, но третий кубок есть божественный напиток позволяющий уснуть и постичь тайны вселенной и проснуться мастером. Из какого кубка пить есть право выбора вошедшего в арку ». Колдун посмотрел на монаха и добавил: «гость познавший тайну, больше чем гость, я ему так же позволяю испить из одного из кубков, и тем оказываю ему большую честь». Монах увидел стоявших рядом с колдуном стражей. Он понимал, что если он откажется пить, то, нанесет оскорбление колдуну. Монах взял в руки кубок, и глядя в глаза царя начал пить, через мгновение, когда чаша в его руке была пустой, сознание покинуло монаха.

Сад Садовника

Монах оказался в саду. Он видел вокруг себя цветущий сад. Все в саду было ухожено груши, яблоки, сливы. Все находилось в полном порядке. Монах шел по тропинке, видел благоухание цветов, слушал щебетание прекрасных птиц. Обратив свой взор к востоку, монах увидел садовника, который заботливо ухаживал за своим садом. Монах подошел к нему, спросил: "как твое Имя? Кто так бережно заботится, о каждой травинке, каждом кустике?". В ответ садовник протянул монаху золотой угольник, монах взял угольник в руки, но так и не решился прочесть в слух, Имя написанное на угольнике, боясь быть ослепленным сиянием угольника.
«Верни меня в мой мир, к которому я привык»- попросил монах. «Что ты желаешь взять на память об этом месте?»- спросил Садовник. «Мне очень понравилось пение птиц, могу я хотя бы иногда слышать подобное пение?» - в ответ на вопрос монаха Садовник протянул дудочку, вырезанную из ветки, и сказал: «Высохшие ветки дерева отпиливают, но и они пригодны ». Монах начал играть на дудочке и представлять птиц, звуки, которые он слышал, путешествуя по саду. Его тело начали бить вибрации,  через несколько мгновений он оказался в Каменьграде.
Царь Каменьграда выделил монаху замечательную пещеру для проживания, где он, какое-то время жил и молился. Пещера монаха было просторной, ее он украсил цветами, и прорубил окна. Соседи монаха, желая отметить годовщину свадьбы, попросили снять у него уголок, куда и пригласили своих друзей. Монах был добродушный человек и разрешил быть в своем доме гостям. Монах взял с гостей умеренную плату с условием, что когда наступит ночь, и  бесы начнут кружить над поселком, в поиске свежих тел, желая вселиться в них, гости закроют окна в пещеру. Гости не только пренебрегли советом монаха, но и открыли все окна. Гости кричали и сквернословили и бросали кругом себя мусор, собирали вокруг дома огромное количество нечистой силы. Монах читал молитвы и отгонял бесов, от дома до четырех утра. Его гости устали и приутихли, и монах смог уснуть, однако через некоторое время часть из них вылезли из пещеры и начали сквернословить, кричать и танцевать, будить жителей соседних пещер. Монах подумал, а зачем отгонять бесов от тех кто ...? Монах погрузился в сон, сохраняя при этом сознание ясным, прочитал заклинание, настроившись на сознание гостей магическую фразу; «Я хочу спать, а вы желаете разойтись». И тут один из бесов вселился в деву, которая была среди его гостей, та проснулась и вскочила с постели практически голой и начала кричать:«Я хочу спать... Я хочу спать... Я хочу спать". Она только и кричала "я хочу спать", не понимала более нечего, будила своим криком всех жителей округи. Весь поселок, который наблюдал, как голая девушка, сраженная безумием, идет по поселку и кричит: "я хочу спать". Только после того как, в каждого из гостей вселился свой бес, они успокоились и расползались по своим пещерам...
Волшебная дудочка (сон Агдама)
Монах с дудочкой, подаренной ему Садовником, отправился на рынок Каменьграда. На рынке он начал играть на дудочке и веселить этим народ. Рядом с монахом находился продавец рыбы, у которого дела шли скверно, и рыба продавалась плохо. Слушая музыку монаха, продавец рыбы начал постукивать пальцами по столу и приговаривать: «лучший рыба это хлеб, лучший рыба хлеб». И после этого множество зевак, которые слушали музыку монаха, начали подходить к продавцу рыбы. Они отдавали продавцу все деньги, брали в свои руки полудохлые рыбы, и целовали их, а потом произносили: «какой прекрасный хлеб» и уходили. Когда у продавца закончилась рыба, он начал продавать камни. Жители подходили к продавцу, брали камни, и говорили: «какой вкусный хлеб». Зеваки оставляли все свои деньги, расходились по домам. Страж порядка, который следил за благополучием города, и занимался оперативной деятельность, подошел к продавцу рыбы. «Что это такое?»- возмущенно спросил страж порядка, показывая продавцу рыбы, на то, как житель города, отдавая последние деньги, за проданный камень, целовал его и говорил: « какой вкусный хлеб». Продавец рыбы, посмотрев на оперативника, недоуменно произнес: «Не жалуете вы нас спекулянтов?»
Страж обвинил монаха в колдовстве, и тот предстал перед Царем. Царь за время правления прослыл человеком мудрым. Каждый искатель мудрости считал Царя хранителем знаний. Царь же прятал знания  в замке, убеждая всех, что они зарыты за границами царства, вместе с огромным кладом, и  показывал всем к ним  дорогу. Дорогу он указывал в любую сторону, и не лгал, потому как, куда б житель его страны не шел, он все равно возвращался на прежнее место. Жители считали, что знания охраняли стражи стоящие на границе королевства, но дойти на этой границы  не могли, ибо граница двигалась вместе с кладоискателем и всегда была на расстоянии, чудь дальше протянутой руки. Несмотря на то, что до этой границы некто не мог дойти, все кладоискатели были счастливы. Ибо счастье кладоискатели находили не в самих знаниях, а в приключенческом поиске их. Царь предложил монаху пройти испытание водой. И если он это испытание пройдет достойно сохранить ему жизнь.

Испытания (сон Агдама)
Монах переступил границу и оказался в монастыре. Он жил по уставу монастыря и соблюдал его правила. Одежда монахов была проста и однообразна.  И вот однажды, с помощью магии и колдовства монах создал из углей, которые остались в прогорающем камине, несколько изумрудов и ими украсил свой плащ. Вид плаща, украшенного драгоценностями, сразу вызвал огромную зависть некоторых. Ученик, который был монахом, понял свою ошибку и решил себя наказать. Он оставил плащ одному из братьев, тому, кто больше всего ему завидовал и просил отдать драгоценные камни. А сам, наказал себя тем, что пошел сквозь непроходимые болота и тайгу, ожидая наказания в виде своей гибели. Пять дней он бродил по болотам, пищей его была лишь святая вода, молитва и горсть ягод, которыми его иногда награждала данная местность. Мошкара, комары, слепни и оводы, у которых жало было, размером с человеческий палец, жалили его. Но монах, покинувший монастырь этого не замечал. Он шел вперед, читая молитву, медведи и рыси обходили его стороной. В это время в монастыре был найден его плащ, монаха у которого этот плащ был найден, обвинили в убийстве брата, что грозило, ему быть замурованным в стенах заживо. Он шел, погружал свой посох в тину, боялся, что трясина его засосет, не знал куда идти. У него кончилась питьевая вода, но пить воду из болота он боялся. Внезапно он остановился и огляделся. Он задал вопрос сам себе, зачем я здесь? Куда я иду? Тело перестало ощущать голод и холод. Монах спросил себя: « Что мне мешает быть счастливым сейчас?». Кочки, которые он, увидел вокруг себя, перестали казаться ему устрашающими. Лес и болото начали менять тона. Чувство радости наполнило его сердце, и он знал, что счастье уже с ним. Внезапно, он услышал знакомый голос, это был лебедь. Тот самый лебедь, который жил у конокрада. Он делился с лебедем, последними крошками хлеба, в те времена, когда чума и голод, косили людей. Лебедь был не доверчив к монаху, но уважать его стал, после того, как  монах, ставя на кон последний сюртук, победил одного злобного мага, явив против сотворенных им четырех стражей, пять королевских солдат, из своего рукава. Лебедь подлетел к монаху, он был все так же недоверчив. Как и раньше, хотя  этого не показывал. Монах протянул ему оставшиеся крошки хлеба и спросил: «где взять воды?» Лебедь очертил клювом круг и появился родник. Монах начал пить и утолил жажду. Но куда мне идти? Лебедь превратился в дракона и взлетел. Все вокруг монаха начало преображаться, кустарники расступились и указали тропинку, звезды зажглись и ее освятили. Монах шел, не ведая, что  его ждет, но он знал,  куда бы, не привела его тропа, счастье уже с ним. Монах шел по тропинке, живая вода, которую дал ему лебедь, начала давать силы, он еще находился под действием отравления, от болотных газов, но уже мог отличать живую воду, встречающуюся на пути от мертвой.
Тропинка привела его к старинному городу, это был прекрасный город, за стенами которого всех ждала масса райских наслаждений, возле ворот сидел ворон и держал ключи от ворот. Монах поискал в своей котомке съестное, чем бы мог угостить ворона, но в его котомке ничего не было кроме крошек хлеба. Он протянул ворону последние крошки хлеба, ворон увидев протянутую руку, рассмеялся: «дай мне мяса, кому нужны твои крошки». Монах уже приобрел силы, и мог с легкостью обратить посох в меч, сразить ворона, взять ключи, войти в замок. Его не пугали стоящие на его стене лучники, которые с любопытством рассматривали монаха. Их арбалеты были в боевой готовности, но и они, не могли помешать монаху. Однако убийство ворона могло нарушить одно из трех его святых правил, которым, он всегда следовал - не убей, не обижай того, кто слабее и не мешай совокуплению. «Прости» - сказал он ворону: «если я не могу дать тебе то, что ты просишь, это не моя дверь, и не тот замок, который мне нужен…». Монах повернулся спиной к замку, несколько лучников вышли из замка и некоторое время шли вместе с монахом.  Они долго шли в одном направлении, и монах подружился с ними. Так они дошли до святой земли, монаху же следовало идти в горы, но он не имел сил. Лучник сказал: «Ты не можешь идти далее святая земля». Монах покачал головой и показал своему другу лучнику на меч: «если ты истинно любишь меня, пронзи меня мечом, а потом сожги мое тело, но не бросай меня». Друг закрыл глаза и ударил монаха, и тот упал на землю, его тело начали бить вибрации и душа монаха начала обретать свободу. Слезы текли по щекам его друга, и он огнем обращал тело монаха и его одежду в пепел. Он не прекращал рыдать над телом убитого еще долго, даже тогда когда на месте пепла уже выросли прекрасные цветы. «Прости»- сказал он монаху. В ответ же до него донеслось: « спасибо, теперь я свободен».

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:50:49)

0

72

продолжение
Пробуждение
Пробуждение
Морис стучал кулаком, в дверь дома, и дергал дверную ручку. «Открывай», - кричал он. Дверь была закрыта, на задвижку. Медлительность хозяйки дома раздражала пирата, и тот, что есть силы, дернул ручку, упершись ногой в дверной косяк, послышался треск. «Открывай! Старая ведьма!»-  продолжал кричать пират. Прохожие, которые случайно, оказывались в этот час рядом, трусливо оглядывались, ускоряли шаг, стараясь как можно быстрее, покинуть это место. В доме послышались шаги. «Иду, иду»- раздался хриплый, старческий голос.  На лице Мориса появилась гримаса, и он чуть слышно прошипел: «У! Старая, карга, придушил бы! Как деньги брать, бегом бегала, а сейчас даже не пошевелится». Дверь отварилась на пороге стояла горбатая старуха, ее редкие седые волосы были перевязаны старым платком. На ней было грязное замусоленное платье, она повернулась спиной к пирату, и шаркая ногами пошла в комнату. Морис прикрыл дверь и пошел за ней следом. В комнате стоял отвратительный запах, пират прикрыл нос, его тошнило, запахи усиливали алкогольное отравление, которое получил пират после вчерашнего веселья. 
- Меня сейчас вырвет, как ты здесь живешь?
- Тошнит? Выпей рому.
-Дура, нам сегодня отплывать, пить нельзя. Ты все приготовила?
- Да,- сказала старуха и указала пирату на пузырек стоящий на столе,- это сильный яд. Тот, кто его выпьет, умрет в страшных муках, в течении нескольких часов. Хороший способ заставить говорить.  За пару динариев у меня имеется противоядие?- старуха вопросительно посмотрела на пирата, показывая пузырек с жидкостью.
- Не нужно,- сказал пират, взял бережно пузырек с ядом, проверил, насколько герметично закрыта пробка. Несколько секунд пират молчал, размышлял над чем-то очень важным. Потом положил пузырек с ядом в карман, протянул старухе золотую монету, спросил:
-  Что ты там говорила, про свою сестру из Франции?
- О, моя любимая сестра Магда, это одна из лучших ведьм нашего времени, она способна читать мысли, предсказывать будущие и прошлое. Может рассказать все о человеке, однажды один богатый князь пожелал узнать, кто подослал к нему убийц. Он принес Магде отрезанную голову наемного убийцы, и та после проведения определенного ритуала оживила эту голову, и заставила ее говорить
- Где мне ее найти?- спросил Морис, выслушав подробное описание, как найти Магду, пират покинул хозяйку дома и отправился к садовнику.

Агдам открыл глаза, он лежал в комнате украшенной коврами. Очень красивая бабочка порхала под потолком. Агдам не двигался, наслаждаясь трелями певчих птиц, которых на острове было огромное количество, он помнил каждую деталь увиденного сновидения, и многое не понимал. Агдам потянулся, зевнул, попытался встать, его пошатнуло, но он удержался на ногах. В теле Агдама была слабость. Вошел садовник, он увидел Агдама, обрадовался: «Наконец-то проснулся! Мы все очень здорово испугались, ты так долго спал. Твои друзья собираются отплывать, они так же беспокоились о твоей судьбе»
- Как отплывать?- изумился Агдам, попытался выглянуть в окно, желая понять, где он находится: « а обучение? а ремонт кораблей? Где я нахожусь?»
- Ты у меня дома, ты спал несколько месяцев, во сне ты обучился грамоте и многому, многому другому,- Садовник улыбнулся, протянул Агдаму книгу, жестом предложил открыть ее и начать читать. Агдам открыл книгу и прочел по слогам:
- Де-вя-ть я раз на ко-ра-бле быстро-хо-дном с отваж-ной дру-жи-ной про-тив лю-дей ино-земных хо-дил,- произнес Агдам и засмеялся, обращаясь к садовнику спросил: «Что значит мой сон?». И после этого, он, не торопясь, обстоятельно, во всех деталях начал рассказывать свои путешествия во сне, в образе монаха. Садовник с большим вниманием слушал рассказ Агдама, а когда тот закончил, произнес:
- Лабиринт сновидений бесконечен и хранит много загадок. Язык снов подобен языку Сфинкса. Понимая его, можно обрести дар ясновиденья,  это одна из тайн. Малое -есть отражение большого, а большое малого.
В комнату вошел Морис, увидел Агдама, удивился, сказал: «Я рад, что ты сможешь плыть с нами, капитан велел прикончить тебя, если ты не проснешься». Пират поставил на стол бутылку вина, жестом указал Агдаму на кубки,  сказал: «Разливай брат, пора отплывать, выпьем на прощанье». Пират развалился в кресле садовника, в ожидании пока Агдам разольет вино по кубкам. Агдам хотел задать садовнику огромное количество вопросов, но не решался разговаривать с ним, при пирате, и отложил все вопросы, до будущей встречи. Разлив вино, Агдам поднял кубок и торжественно произнес тост, за здоровье и благополучие хозяина дома. «За хозяина!»- сказал Морис, подошел к столу и поднял один из кубков, оставшийся на столе кубок, он подал старцу. Прощание было недолгим. Морис смотрел на пустую бутылку, терзаемый желанием повторить, но вспомнил устав, который строго запрещал появляться пиратам на корабле пьяными, кивнул головой в сторону корабля, сказал: «Нам пора».
На берегу Агдама и Мориса ждали несколько матросов, они сели в лодку и поплыли к стоящему неподалеку, на якоре кораблю. Отплытие задерживалось, Морис вернулся на берег, узнать причину задержки, Агдам осматривал корабль, проверяя его готовность.
Через полчаса после того, как Агдам и Морис покинули садовника, ему стало плохо, появился мучительный сухой кашель, рвота, отдышка. Садовник выпил настой из трав. Но ему, не становилось лучше, к общему состоянию болезни добавилась головная боль, резь в глазах, слезотечение.  К тому моменту, как в комнату вошел Морис садовник уже с трудом мог передвигаться и говорить. Морис подошел к старцу. Садовник лежал на полу, пытался встать, но ему это не удавалось, его мучили страшные боли в груди, он стонал. Пират сел рядом, поднял голову старца,  глядя в его глаза, сказал: «С каждой минутой, твои мучения будут возрастать, и ты скоро умрешь, в страшных муках, если не ответишь на один вопрос, где хранит книгу Судеб наш общий друг? Если скажешь, я дам противоядие».  Пират вытащил садовника в сад, начал задавать ему вопросы, и наблюдал за его мучениями, старцу становилось все хуже и хуже, он стонал от боли, и его тело изгибалось в мучениях, однако он не желал разговаривать с Морисом. На лодке, которая ждала Мориса, матрос показал условный сигнал к отплытию, взмахнув несколько раз  факелом. «Упрямец!»- с негодованием закричал пират садовнику, который стонал и корчился в муках, но нечего не говорил. «Умри же в муках»- закричал Морис, и  наклонившись к садовнику, сказал ему на ухо: « Я все равно это узнаю, твой сын лишится головы, и это голова мне расскажет все, абсолютно все, что я хочу знать».  Морис  зашагал к лодке, которая его ждала.  Когда, Морис поднялся на борт Черной Жемчужины, было уже темно. Он сообщил  капитану о всеобщем решении, следовать к берегам Франции и именно там, открыть сезон охоты и Черная Жемчужина подняла паруса.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:52:35)

0

73

Колесо фортуны
Прошел месяц, с момента, как Черная Жемчужина отчалила от берега. Закончилась еда и вода. Купец, поставивший провизию, на корабли, обманул пиратов.  Продукты питания, вода, порох оказались не качественными. Во время шторма корабли потеряли связь меж собой. Вслед за штормом, несколько недель стоял полный штиль, и пираты ждали смерти, или от голода и жажды, или в бою. Даже северо-восточный ветер, иногда натянувший паруса не вселял надежды, в благополучный исход.
Морис и его два брата  Джек и Дейвис, стояли на палубе. «Ну, что там?»- обратился Морис к матросу, который нес вахтенную службу и следил за горизонтом. Матрос сидел в бочке, из-под вина, привязанной к мачте корабля, и смотрел подзорную трубу. «Корабль»- воскликнул  он, и по мере приближения корабля давал описания того, что он видит. «Это военный корабль, пушки, на корабле плывут монахи, они вооружены, флаг, не государственный, на нем крест на фоне черно-белого фона, еще надпись не вижу ее, они нас засекли, кто это?»- обратился вахтенный к побледневшему Морису. «Спускайся живо»- скомандовал Морис, юноша по канату ловко спрыгнул на палубу. «Капитану доложу» - сказал он и бросился бежать вниз, однако Морис преградил ему дорогу, одной рукой пират схватил вахтенного за грудки, и второй подставил к его горлу нож, буравя его глазами, с ненавистью прошипел: «Идиот, это тамплиеры, некому ни слова, ты понял?....не слышу?... понял?» . Морис все сильнее прижимал нож к горлу юноши и тот согласно кивал, мол, понял, понял. Морис кивнул братьям, на лодки: «Продукты! Оружие! Быстрее! Быстрее! и чтоб некто не видел». Убирая нож от горла, пояснил: «Тамплиеры истребляют пиратов и не берут пленных, капитан при смерти, пока тамплиеры, будут догонять Черную Жемчужину, мы спасемся? Ты с нами?». Вахтенный испуганно кивал головой, мол, с вами, с вами, это было его первое плаванье.
-Тогда, не стой! помогай спускать лодки! Живо.
Лодки были спущены на воду, Ибрагим, братья близнецы, Дикий Джим и еще несколько пиратов, ждали команду Мориса. Морис оглядел  лодки, они были немного тесноваты, знаком показал выбросить лишние вещи,  подошел к вахтенному восемнадцатилетнему юноше и тихо, на ухо прошептал: «Прости, но места на всех не хватает». Юноша даже не заметил, как пират достал нож и воткнул в его грудь. Он лишь почувствовал резкую боль  в груди, ему  стало тяжело дышать, силы начали покидать его. Морис повернулся к нему спиной, и бегом побежал к лодке, на ходу вытирая нож о штанину. 
Агдам лежал в каюте, ему нездоровилось, он бредил, иногда приходил в себя, а потом снова терял сознание. Свои магические способности Агдам истратил на то, чтобы потопить несколько военных испанских судов, которые хотели атаковать пиратов, и сейчас лежал в каюте, совершенно не имея сил. Ему снился вновь сон про монаха.  Монаха спустили в подвал и посадили на цепь. Внезапно Агдам услышал голос: «Монах, почему ты бросил знамя?». Агдам проснулся, от шума, возле каюты, лихорадило его уже меньше, силы постепенно к нему возвращались. Сон ему был непонятен, обычно по пробуждению, Агдам тратил несколько минут, на разгадывания снов. Путешественник закрыл глаза, желая сконцентрировать внимание на сне и разгадать его, но вновь услышал шум у каюты, кто-то скребся в дверь. Агдам вскочил, открыл дверь, на полу залитой кровью лежал вахтенный, из его рта также сочилось кровь, он прошептал: «Тамплиеры приближаются! Морис и многие другие, сбежали, бросили нас, они забрали лодки и остатки провизии». Вахтенный попытался сделать жалкую попытку и показать  направление, куда уплыл Морис, он взмахнул рукой, показывая, где-то там наверху слева от него, но силы оставили его, и замолк безжизненная рука упала на пол, тело обмякло.
«Всем наверх!»- закричал Агдам, оделся, схватил меч и книгу, подаренную ему садовником, с которой он не желал расставаться, даже в минуту смертельной опасности и вмести с остальными пиратами побежал на палубу. 
На палубе огляделся, Морис и остальные предатели были уже далеко. «Будь ты проклят!»- произнес пират, стоящий рядом с Агдамом и плюнул в сторону лодок с предателями.  Тамплиеры приближались,  готовились к штурму Черной Жемчужины, сделали предупредительный выстрел из пушки, приказывая опустить паруса.  На капитанском мостике корабля тамплиеров стоял монах – знаменоносец. Агдам, разгадал свой сон, обратился к пиратам, сказал: «братья, у нас нет пищи, у нас нет пороха,  и  силы тамплиеров значительно превосходят наши, наш единственный шанс остаться в живых, отнять у тамплиеров знамя. Мне было видение о том, что сила тамплиеров скрыта в их знамени, если мы сможем отнять знамя, то мы сможем победить и клянусь, мы это сделаем, или умрем в бою!». Болезнь исчезла, и угроза опасности давала силы Агдаму. «Почему, они одеты как монахи? И кто ими командует?» - недоуменно спросил один из пиратов. « Не знаю, возможно, они совершают паломничество, обычно у них другая одежда. Командует ими магистр ордена, и сейчас он на их корабле, вон он» - ответил другой пират, указывая рукой на тамплиера, который отдавал приказы и заставлял монахов действовать быстро и слаженно.
Корабль тамплиеров приближался, можно было легко разглядеть, его обитателей. Агдам разглядывал монаха-знаменосца. Тот, гордо держал в руке знамя, знамя состояло из двух цветов белого и черного, и на этом фоне размещался крест и девиз «Не нам, не нам, а имени Твоему». Агдам сложил руки на груди, расслабил свое тело, погрузился в сон. Он попытался настроиться на сознание монаха, который держал знамя, а когда это ему удалось, начал с ним разговаривать. Ему очень долгое время не удавалось построить диалог, с монахом и найти общую тему, Агдам разговаривал с ним и искал его слабое место, между тем на борт Черной Жемчужины летели абордажные крючья тамплиеров, лилась кровь. Агдам листал картины, отражающие внутренний мир монаха, среди этих картин он нашел вдову, в которую  был влюблен знаменоносец,  Агдам начал мысленно с выражением читать стихи держателю знамени:
Вдовы смиренной взор в награду, 
Он ране жаждал за отвагу, 
  На крою смерти получить,
Печать орла, на меч двуручный,   
  И многое, о чем молчу. 
Но, где юнец тот простодушный?       
Где, тот, кто жизнь готов  отдать,
за медный грош, за прыть, отвагу?   
Сложил он, ныне меч и шпагу, 
И погрузился в грезы снов,
Он пленник мрака и оков.
Агдам несколько раз повторил последнюю фразу: «И погрузился в грезы снов» и увидел, как знаменоносец закрыл глаза и уснул.
Агдам вышел из состояния сна, поднял меч и начал сражаться. Силы были не равны, ряды команды Агдама быстро уменьшались. Агдам и несколько пиратов, прорубая себе коридор, отражали удары рыцарей, с тяжелым боем пробивались к кораблю тамплиеров. Когда они, наконец, смогли пробиться к капитанскому мостику и подойти к монаху-знаменоносцу, погибли все пираты, кто в тот момент был на Черной жемчужине. Знаменоносец, и двое, охранявших его сержантов, спали.  Агдам взял в руки знамя тамплиеров, поднял его высоко, над своей головой и взмахнул им, пираты которые были рядом, с Агдамом продолжали отражать атаки тамплиеров. Агдам и его друзья были в кольце. «Прекратить бой» - скомандовал магистр.  Тамплиеры возвращались на свой корабль, несколько десятков воинов окружили Агдама и двоих пиратов и с любопытством его разглядывали, ожидая команды прикончить их. Подошел магистр, и обращаясь к Агдаму произнес: : «Сложите мечи и верните знамя, и я дарую вам, ваши жалкие жизни, высажу вас, на одном из необитаемых островов».
- Могу ли я купить право, остаться с мечом? Этот меч я отнял в бою,- сказал Агдам, обращаясь к магистру. Знаменоносец проснулся, на его глазах выступили слезы, он упал на колени и начал просить, о самом жестоком наказании, для себя. Магистр засмеялся и сказал Агдаму: «Что может предложить такой бродяга, как ты? У тебя и корабля-то больше нет». И взглянув на монаха- знаменоносца приказал: « В подвал его! На цепь!».
Агдам отдал знамя и опустил меч:
- То, был не мой корабль и не мой путь. Я хочу сделать подарок и подарить командору Глории книгу, в ней есть очень важные сведенья. За это я попрошу оставить свой меч, а для своих друзей, я прошу, сохранение жизни,- Тамплиеры замолчали и с любопытством следили за Агдамом. Орден Глория был тайным, о нем слышали многие тамплиеры, но некто не знал его членов. Для многих орден Глория больше был похож на красивую легенду, чем на истину. Орден Глория находился внутри ордена тамплиеров, но некто, кроме его членов не знал тех, кто в него входят, да и знания, самих членов Глории,  были весьма, и весьма ограничены. Весь нижний уровень Глории был поделен на пятерки, где каждый член пятерки знал только четырех своих товарищей и одного своего командира. Командиры также были поделаны на группы, в целом орден Глория был похож на пирамиду, где командарма знали лишь два приближенных офицера из высшего состава. Командарма Глории считали всевидящим оком, который знает все и про каждого, и боялись его.   
  Магистр  усмехнулся, некто из тамплиеров присутствующих на корабле не знал, что он являлся также членом Глории, однако отказать Агдаму в просьбе он не мог, так как  устав Глории обязывал всех ее членов, немедленно сообщать, о важных новостях и сведеньях, вышестоящим офицерам. Магистр развел руками, высказывая сожаление, было видно, что Агдам глубоко ошибается:
- Глория, лишь красивая легенда и сказка, такого ордена, к сожалению не существует. А что именно, ты желал передать командарму Глории?
  - Книгу, в кожаном переплете, ее еще называют книгой Судеб, она спрятана на острове,- произнес Агдам, и достал из сумки на поясе книгу, которую ему дал садовник. Агдам открыл книгу, достал из сумки гусиное перо, и кровью из своей сочащейся раны, нарисовал на полях книги несколько знаков, затем путешественник положил гусиное перо, в виде закладки в книгу и подал ее магистру: «Эти знаки нарисованы в книге Судеб». Магистр отрыл книгу, и с интересом разглядел знаки.
Магистр, улыбнулся и сделал жест приветствия Агдаму, тамплиеры опустили оружие.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:54:03)

0

74

колесо фартуны продолжение
Полсон лежал в каюте, ему нездоровилось, он бредил, иногда приходил в себя, а потом снова терял сознание. Свои магические способности Полсон истратил на то, чтобы потопить несколько военных испанских судов, которые хотели атаковать пиратов, и сейчас лежал в каюте, совершенно не имея сил. Ему снился вновь сон про монаха.  Монаха спустили в подвал и посадили на цепь. Внезапно Полсон услышал голос: «Монах, почему ты бросил знамя?». Полсон проснулся, от шума, возле каюты, лихорадило его уже меньше, силы постепенно к нему возвращались. Сон ему был непонятен, обычно по пробуждению, Полсон тратил несколько минут, на разгадывания снов. Путешественник закрыл глаза, желая сконцентрировать внимание на сне и разгадать его, но вновь услышал шум у каюты, кто-то скребся в дверь. Полсон вскочил, открыл дверь, на полу залитой кровью лежал вахтенный, из его рта также сочилось кровь, он прошептал: «Тамплиеры приближаются! Морис и многие другие, сбежали, бросили нас, они забрали лодки и остатки провизии». Вахтенный попытался сделать жалкую попытку и показать  направление, куда уплыл Морис, он взмахнул рукой, показывая, где-то там наверху слева от него, но силы оставили его, и замолк безжизненная рука упала на пол, тело обмякло.
«Всем наверх!»- закричал Полсон, оделся, схватил меч и книгу, подаренную ему садовником, с которой он не желал расставаться, даже в минуту смертельной опасности и вмести с остальными пиратами побежал на палубу. 
На палубе огляделся, Морис и остальные предатели были уже далеко. «Будь ты проклят!»- произнес пират, стоящий рядом с Полсоном и плюнул в сторону лодок с предателями.  Тамплиеры приближались,  готовились к штурму Черной Жемчужины, сделали предупредительный выстрел из пушки, приказывая опустить паруса.  На капитанском мостике корабля тамплиеров стоял монах – знаменоносец. Полсон, разгадал свой сон, обратился к пиратам, сказал: «братья, у нас нет пищи, у нас нет пороха,  и  силы тамплиеров значительно превосходят наши, наш единственный шанс остаться в живых, отнять у тамплиеров знамя. Мне было видение о том, что сила тамплиеров скрыта в их знамени, если мы сможем отнять знамя, то мы сможем победить и клянусь, мы это сделаем, или умрем в бою!». Болезнь исчезла, и угроза опасности давала силы Полсону. «Почему, они одеты как монахи? И кто ими командует?» - недоуменно спросил один из пиратов. « Не знаю, возможно они совершают паломничество, обычно у них другая одежда. Командует ими магистр ордена, и сейчас он на их корабле, вон он» - ответил другой пират, указывая рукой на тамплиера, который отдавал приказы и заставлял монахов действовать быстро и слаженно.

0

75

:jumping:

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:56:56)

0

76

продолжение
Смерть знаменоносца
Монах-знаменоносец был человек Богобоязненный, он не мог объяснить того, как он уснул во время боя, помнил лишь, что ему снилась прекрасная вдова. Рядом с ним на цепи, в ожидании суда, сидели два сержанта, один из них был молод, румян, высок ростом и напоминал больше Геракла, героя мифов и сказах, чем простого смертного,  который не уберег знамя. У богатыря были сжаты огромные кулаки, он ударил кулаком по дну корабля, дерево под тяжестью его удара затрещало, богатырь прорычал сквозь зубы: «Не могу поверить…не могу поверить, я Великий Горст, тот, кто ударом кулака валил на повал лошадь, тот, при чьем имени, трепетал каждый сарацин, без боя отдал знамя. Не могу поверить, что это правда». Монах продолжал молиться, он не слышал слова богатыря и его гнев. 
- Поешь немного,- сказал другой арестант, желая отвлечь друзей от грустных мыслей, протянул сушеную рыбу, которой был завален трюм, вначале монаху, а потом богатырю. Богатырь автоматически взял протянутую рыбу, взглянул на нее, и с ненавистью швырнул ее, в дальний угол трюма, прорычал: «Чертова рыба, чертовы пираты…». Монах замычал, начал рвать на себе одежду, он задыхался, упал на бок. Его тело били конвульсии.
«Что? Что, с тобой?»- арестанты бросились к монаху, монах не дышал, его безжизненный и пустой взгляд смотрел в одну точку. Богатырь несколько раз ударил монаха по щекам, начал его трясти, пытаясь вернуть ему то, что вернуть было невозможно. «Оставь его, брат, сейчас он уже далеко»» - сказал второй арестант и закрыл монаху глаза.
Однако со смертью, сознание монаха не исчезло. Монах парил возле своего тела, наблюдал над тем, как друзья оплакивают его.
Корабль тамплиеров подошел к острову,  матросы бросили якорь. Ближе к берегу, подходить было нельзя, подводные рифы могли вспороть дно судна. Агдам и магистр и еще несколько тамплиеров сели в лодку, и погрузили в нее труп знаменоносца, тело монаха решено было похоронить на берегу, на границе моря и земли.   Агдам показывал на приближающийся берег магистру, с которым он уже подружился и рассказал ему все, о  своих приключениях, Агдам показывал рукой, в сторону берега: «вот тот водопад, в котором я купался, когда ко мне подошли пираты, однако где же грот? Здесь рядом должен быть грот».
Агдам и тамплиеры  разглядывали  берег, грота не было. Прилив, поднял уровень воды  и закрыл вход в пещеру. Лодка уткнулось носом в песок. Рыцари спрыгнули на землю, используя мечи, принялись рыть могилу. Агдам положил свой меч и книгу на камни нырнул, оставив магистра. Погрузившись под воду, Агдам огляделся, стая рыб с любопытством его разглядывала, несколько его не пугаясь, путешественник достал из сумки лепешку и бросил рыбам. Огромное количество медуз ухудшали видимость. Агдам заметил одиноко плывущую черепаху и проследовал за ней взглядом, черепаха как бы желая помочь Агдаму, медленно и грациозно, продолжила свой путь, указывая путешественнику на дыру в скале. Дыра в скале была достаточно узкой, путешественник совершенно не был уверен, в том, та ли это дыра, что является входом в грот. Воздух в легких заканчивался, и на длительное путешествие его могло не хватить. Агдам вынырнул, на поверхность, набрал воздуха в легкие, и нырнул в эту дыру. Путешественнику казалось, что он очень долго плыл, впереди он увидел два огромных сверкающих глаза,  огромный морской змей смотрел на него, и преграждал вход в грот. Агдам испугался и вернулся на берег.
- Змей охраняет книгу, и он нам не помеха, змею достаточно показать определенный знак и он нас пропустит - сказал магистр, и жестом велел Агдаму плыть за ним.  Тамплиеры закапывали тело знаменоносца. Монах парил в воздухе и наблюдал, как его собственное тело придавали земле, испытывал чувство скорби, и неопределенности.
- Мне велено, проводить тебя,- монах обернулся, увидел рыцаря, который к нему обращался. У рыцаря было обожженное и изуродованное лицо, он был одет в военные доспехи, на его голове был шлем с рогами.
Кто ты?- спросил монах. Рыцарь проигнорировал вопрос, жестом указал следовать за ним, появился лунный луч. Путешествие было не долгим. «Дальше мне нельзя»- сказал рыцарь и показал монаху на мост через реку, монах прошел мост и увидел  храм. На храме была звезда острием вниз. «Храм Сатаны»- прошептал монах, именно таким он его и представлял, огромный храм стоящий одиноко, в пустыне. Рядом с храмом было несколько узников, на их руках и ногах были цепи. «Где я?»- спросил монах у узников. Один из узников тяжело поднял глаза, солнце испепеляло, было трудно дышать и говорить, с трудом выговаривая слова, ответил: «Мертвый город». «А кто ты?»- спросил монах, обращаясь к узнику. На лице узника была скорбь и страдание: «Я императорский банкир, который изобрел крэдхлам».  Монах недоуменно посмотрел на пленника, спросил: «что такое крэдхлам?». « Странник, мы жили с тобой в разное время, во времена моей жизни, каждому человеку на планете было известно это название. Крэдхлам это то, что превращает свободного человека в раба, я же осужден сидеть на цепи до тех пор, пока на земле не исчезнут рабы»- ответил обреченно банкир. Наступила зловещие молчание и в этой тишине, были слышны шаги. Приближался Хромой, земля содрогалось, грешники, которые находились поблизости, в страхе молчали. Хромого сопровождало два неразлучных спутника. Он лично встречал некоторых посетителей Мертвого города. Хромой увидел монаха, ухмыльнулся, протянул ему меч, и произнес:
- Монах- знаменоносец, как же, как же наслышан, воин Господа, проспавший свое знамя, для меня это радость и честь, встретить тебя.
Монах слушал речь Хромого и молчал. Тот продолжил: «Кто добровольно входят в мой храм, мои друзья. Тех, кого я лично встречаю, я удостаиваю чести, сражается со мной. Если победишь, вернешься назад, в мир Живых, кем пожелаешь. Ну, а если проиграешь, будешь верой и правдой служить мне. По рукам?
Монах отрицательно мотнул головой и плюнул в сторону Хромого. Хромой сделал жест тростью, нарисовал в воздухе кольцо, и спутники, что его сопровождали, посадили монаха на цепь. Хромой посмотрел сквозь монаха, так, как будто его уже не существовало, и произнес:
- Солнечные лучи испепелят твою плоть, выжгут ее и обратят в пепел, останется одно нетленное сердце и его, через тысячу лет принесут  судье, если оно перевесит все грехи Мертвого города, ты возродишься вновь.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:55:50)

0

77

Звезда царя продолжение сказки
Магистр разглядывал пещеру, в пещере было мрачно, небольшой солнечный луч пробивался в трещину в скале, освещал скелет человека, который когда-то посещал грот.  Показывая на огромного змея, магистр сказал: - Книга хранит записи жрецов, тайны движения планет и  звезд. Пещера является уютным местом, для хранения сокровищ. Огромный змей уничтожит любого, кто попытается их украсть.
-Как тебе удалось, прогнать это чудовище с дороги?- спросил Агдам, который находился под впечатлением, от того, что он увидел, во время подводного плаванья, магистр показал  змею знак, и тот, тут же развернулся, и уплыл, в дальний угол пещеры, подальше от незваных гостей. Магистр протянул путешественнику звезду, объясняя:
- Эта звезда самого царя Соломона, ее носят на шее, рассказывают, что даже глава бесов Асмадей, боялся этой звезды, и помогал царю строить храм, теперь эта звезда твоя.
Агдам подставил золотую звезду к лучу света, и отражение луча в виде солнечного зайчика упало на змея, змей прыгнул и пролетел над головой путешественников.  Агдам повернул звезду и направил ее луч на стену, стена раздвинулась, и из нее появился яркий ослепляющий свет. Путешественник зажмурился, магистр завязал глаза Агдаму, и многозначительно сказал:
- Это часовня Глории, она находится в невидимом мире, именно его ты видел в одном из своих снов. Через двери часовни, можно пройти в любую точку вселенной,  и оказаться в прошлом или будущим. Свет, который исходит от луны и солнца находящегося в храме может ослепить глаза, и поэтому, пока неофит не привыкнет к свету, ему завязывают глаза.
Агдам последовал за магистром, услышал голоса, это были разные мужские голоса, они расспрашивали его, о том, кто он, куда идет, что ищет, и как собирается найти то, что он ищет. Жрецы, кто опрашивал Агдама, обрадовались, когда узнали, что он ищет свою любимую жрицу, и путешествует во времени, собирая осколки  разрушенного храма, развязали ему глаза, предложили, перед дальнейшей дорогой измерить свои грехи. Агдам оглядел часовню Глории. Пол часовни был уложен в шахматном порядке плитами гранита, в центре стояли, две колонны, точно такие, как видел Агдам во сне, про путешествия монаха, на одной колонне лежало солнце, на другой колонне лежала луна. За колоннами на возвышенности стоял саркофаг. Жрец жестом предложил по ступенькам пройти к саркофагу и лечь в него. Над саркофагом, был подвешен золотой угольник, одна сторона на одну четвертую была длиннее другой, именно он измерял грехи неофита, после его смерти. От угольника шел ослепительный свет, который освещал часовню. Агдам поднялся и лег в саркофаг, один из жрецов открыл книгу Судеб и начал читать стихи:
прекрасна смерть, она дарует,
успокоенье и покой,
печали все с собой уноси
т мороз и хлопот летний зной,
покой в тиши предел мечтаний,
нет суеты, земных забот,
нет грусти, слез и расставаний,
нет нужд никчемных и забот,
забудь о времени, отдайся тому,
что вечностью зовут
в своих земных грехах покайся
…и жрец и брата обретут.
«И жрец и брата обретут»- трижды произнес жрец и ритуально ударил Агдама ножом, тело Агдама начало потряхивать, это дрожь была подобна, сильному электрическому разряду, который может получить путешественник, под водой, касаясь ската. Когда лихорадка утихла Агдам, встал, коснулся головой угольника и тот развернулся. Жрец протянул ему одну из масок, подобно той, которыми были закрыты их лица и указал на угольник. Следуя направлению угольника, Агдам, подошел к двери, кивком головы, попрощался, открыл дверь и вновь оказался в гроте, дверь из которой он вышел, исчезла,  с потолка тоскливо капали капли воды. «Где жрица, милая моя, куда лететь к ней я не знаю, свободы бесконечный взор»- вспомнили стихи Путешественник, и начертал на стене знак, желая отметить место, где был вход в часовню Глории.
Агдам, услышал шум, обернулся,   острый меч уперся в грудь Агдама: "Как смеешь ты, чернь, рисовать на стене этого грота знаки? ". Агдам поднял глаза, на него смотрел, офицер римского легиона, его маленькие, черные глаза буравили путешественника, а его меч был готов разрубить Агдама. "Что ты здесь потерял? Судя по твоей одежде нетрудно определить, что тобой двигают животные инстинкты, и ты пытаешься завладеть сердцем несчастной вдовы, покой, которой я охраняю".
-Я умоляю, со мной произошло несчастье, я несчастный бродяга, потерявший память, скажи воин, что это за страна? И кто ее обитатели? И какой сейчас год?
- Ты живешь во времени правления Великого Октавиана, и находишься в  одной из провинций Рима, в Египте, однако напрасно ты прикидываешься сумасшедшим.
Воин оглядел путешественника и заметил на его поясе меч. При виде красивого пояса и меча, и маски в руке, на его лице появилась гримаса:
- Жалкое ничтожество. Ты лжешь мне, откуда у бродяги, на поясе меч, который носят легионеры, а в руках маска жреца? Ты, верно, украл все это, защищайся, или я разрублю тебя, на части.   
Агдам взял звезду, и направил луч, который она отражала, в глаза воина и ослепил его.  Обернулся и бросился бежать к выходу.
- Задержите его, он ослепил меня - кричал воин в след убегающему путешественнику.  Несколько воинов, которые находились у входа в пещеру, набросились на Агдама и скрутили ему руки

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:58:17)

0

78

Суд
Римские офицеры стояли на берегу моря и решали, кто должен судить Агдама, использование света звезды, было направлено против римского офицера, кража маски, говорила, о преступлении против жрецов. Мимо них проходил влиятельный работорговец. Работорговец услышал разговор офицеров, внимательно оглядел Агдама, мысленно посчитал выгоду от его покупки, протянул кошелек с несколькими золотыми монетами римскому офицеру, произнес: «Будет справедливо, если его осудит судья Клеопатры, преступления его очевидны, а на галерах, куда после суда попадают осужденные, не хватает рабов». Римский офицер посчитал деньги,  зевнул, и с ленью в голосе сказал: 
- Хорошо, твой слуга может доставить его к судье, тем не менее, буду вынужден доложить о нем в Рим, ослепленный офицер родственник Октавиана, он будет требовать для этого бродяги, самой жестокой казни.
Работорговец ухмыльнулся, половинкой рта, пытаясь успокоить римлянина, сказал:
- Не стоит переживать, рабы на галерах завидуют мертвым.
  Затем он снял повадок со своей собаки, которую выгуливал, и одел этот повадок на шею Агдама и велел слуге, отвести путешественника к своему знакомому судье. Из-за мешка на голове Агдам не видел ни слугу, ни цепь, ни дорогу, по которой он шел. Он лишь чувствовал, что шел по скалистой тропе, а потом через пашню, и его ноги проваливались в землю, ему казалось, что он идет по болоту, точно такому же как во сне монаха. Его магические способности исчезли и не имели силы, когда он с помощь них пытался освободиться.
Судья не снимал мешок с головы Агдама, допрашивал его, не торопясь, обстоятельно. Узнав,  что Агдам некто иной как бедный путешественник, и не принадлежит ни к одной знатной семье, сказал: "Разве, ты, жалкий и ничтожный бродяга, не знаешь, что прежде чем использовать свет звезды, нужно приобрести соответствующий патент у спекулянтов на рынке? Данный патент есть у знати, по праву рождения, а бродяги его не имеют. Откуда ты взял меч и маску?".
Агдам молчал, да и что он мог ответить, путешествие во времени и его приключения, могли показаться бредом любому. Мертвые глаза судьи смотрели на Агдама, вина путешественника была очевидна. Судья взял в руки маску, начал ее разглядывать,  продолжая задавать вопросы:
- Твое молчание, свидетельствует о твоем преступлении. Зачем ты прибыл в Египет? Из какой страны?
- Прибыл я славный судья в Египет, ради встречи с прекрасной Клеопатрой, и для нее, привез эту маску, которую ты имеешь честь держать в руках,- с радостью и охотой в голосе, сказал путешественник и улыбнулся.  Его ответ огорчил судью, который уже получил порцию золота за осуждение путешественника. Его глаза налились кровью, щеки порозовели, его голос был подобен грому, он закричал:
- Ничтожный преступник, делай признание, что желал умертвить Клеопатру, если не желаешь, что бы наши палачи под пытками заставили сказать тебя правду.
Агдам выслушав требование  судьи, спокойно ответил: «У меня для Клеопатры есть нечто важное, но я это могу сказать только ей. И если ты не доложишь ей об этом, то вскоре сам займешь место раба на галерах».
Судья встал, поразмыслил, его терзали сомнения, относительно того, что возможно путешественник является тайным послом какой-то дружественной страны. Являясь человеком осторожным, он не желал рисковать, немного успокоившись, сказал: «Да. Но если твоя новость не понравится Царице, меня скормят львам, а с тебя живьем снимут кожу. Итак, скажи, что именно ты желал передать царице? Если, ты будешь продолжать молчать, я буду вынужден отправить тебя в камеру пыток.
  -Скажи ей, дочь Луны родила солнце,- и помолчал немного, добавил: «Большего я сказать не могу».
Судья был влиятельный человек, он добился встречи с Клеопатрой, передал ей в точности все то, что говорил иностранец. Судья нечего не понимал в том, что сказал ему Агдам. Он считал эти слова бредом и ждал разрешения от Клеопатры осудить иностранца, желая отработать взятые у работорговца деньги. Клеопатра выслушала рассказ судьи и улыбнулась: "А разве он  не сказал больше нечего? Что… " – Клеопатра недоговорила и замолчала.

-Нет,- ответил судья удивленный ответом Клеопатры и разочарованный, тем, что бродяга оказался не шпион. Вошел слуга, протянул судье кубок.
"Пей"- потребовала Клеопатра. Глядя на судью, добавила: "Не один смертный не может вынести тайны из спальни Клеопатры, об этом заботится утренний страж, заботливо предлагая выпить чашу забвения". После того как судья упал и его сердце остановилось, Клеопатра потребовала немедленно доставить к ней Агдама.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 13:59:36)

0

79

Императрица
-Кто ты и откуда идешь?- спросила Клеопатра, когда вошел Агдам
- Я прибыл из страны, где пророков закапывают во рвы и отрубают им головы, а монахов, которые читают будущее, сажают на цепь, и держат их в подвале.
-Я дарую тебе жизнь, если ты скажешь мне, случайна ли наша встреча.
- Что нельзя сказать словами, то можно выразить графическими рисунками на камне,- ответил Агдам.
- Мне нужен строитель для храма Озириса. Те, кто допущен к работе не знают нужды в пище и вине. Умеешь ли ты пить вино?
- Умеренность есть признак добродетели. Сдерживание и преобразования низменных желаний, которые появляются по мере употребления винного градуса, есть искусство. Дар позволяющий преобразовывать их в нечто иное, в то, что позволяет созерцать и видеть нечто недоступно другим, и выражать это в виде символов и рисунков. Это есть особый дар. Этот дар дан поэтам и художникам.
- Но относишься ли ты к ним? Я желаю испытать тебя - сказав это, Клеопатра предложила Агдаму испить чашу с ядом, из которой пил ранее судья. Агдам сел в кресло и опустошил чашу, глядя в глаза Клеопатре. Его сердце с каждым дыханием билось все тише и тише и через какое-то мгновение остановилось. Его сознание могло покинуть тело, что он и сделал, после чего он вошел в тело судьи. Находясь в теле судьи, он наблюдал, как его душа по пустынному коридору улетает все дальше и дальше от земли. "Силой данной мне повелеваю, вернись"- потребовал Агдам. Сказанное им возымело действие.  Он видел, как душа судьи начала возвращаться назад,  после этого, Агдам вернулся в свое тело. Агдам открыл глаза, его сердце вновь начало биться. Со  стороны же казалась, что смертельный яд лишь вызвал в нем секундное желание подремать. Он подошел к судье и сказал: "Волей данной мне повелеваю, вернись к жизни"- после сказанного Агдамом, мертвец ожил.
Судья открыл глаза, недоумевая и не понимая того, что с ним было. "Оставьте нас" - приказала Клеопатра. Уже оставшись вдвоем, спросила: "Тебя не трогает яд, и ты можешь оживлять мертвецов? Какие тайны вселенной тебе еще известны?".
Несмотря на то, что Агдам вернулся к жизни, его сердцебиение было слабым,  сознание  могло покидать тело. Агдам вновь покинул тело, в этот раз, Агдам растворился в сознании Клеопатры и начал прокручивать в ее сознании эротические фантазии, связанные с их близостью. Еще через мгновенье Клеопатра обнажилась, вначале она требовала от Агдама сексуальной близости, а еще через миг, стоя на коленях начала просить сделать ее своей рабыней. Когда их страсть улеглась, она спросила: "Скажи, что это было?". Агдам ответил: "Скоро ты приобретешь над мужчинами огромную власть, подобную власть ранее не имела ни одна женщина на земле. Но прежде, чем ее получить, ты должна испытать на себе силу этой власти".
Зачем ты оживил Верховного судью?- спросила Клеопатра. "Прошедший коридор Озириса не есть судья, но имя жрец ему подойдет".
«Не жрец, но маг» - поправила его Клеопатра: "Для того чтоб стать магом достаточно пройти коридор Озириса. Для того, чтоб стать жрецом, мало быть магом, необходимо еще одеть маску жреца.  Где, та маска, о которой рассказывал судья?". Агдам развел руками, Клеопатра на мгновение закрыла глаза, о чем-то подумала, и сказала:
- Твою маску, скоро принесут.

Танец  жрецов

Клеопатра  предложила жестом Агдаму следовать за ней, в комнату, где жрецы танцевали и сказала: - Я желаю наградить тебя маской, вместо той, что отнял у тебя судья. Агдам вошел, огляделся. Стены комнаты были украшены различными рисунками с изображением Изиды. Клеопатра указала на рисунки: «На одном из рисунков Изида протягивала чашу юноше желая посвятить его и он отверг эту чашу. Агдам, смотрел на чашу в виде кораблика и его сердце разрывалось, на части. Огромная печаль, и боль наполняла его душу, при воспоминании о том, как он не пожелал стать жрецом, и в результате, чего, он погиб, в той далекой прошлой жизни. Он вытер слезу. Клеопатра показала следующий рисунок: « Расцветающий цветок лилии, именно глядя на этот цветок, Изида узнала, о том, что ее любимый изменил ей с Лилит. А это скарабей, он принес весть, о смерти ее любимого брата. А это всевидящий глаз Хора…»- Клеопатра продолжала говорить, показывала рисунки Агдаму и объясняла их значение. Комнату наполняли приятные звуки. Жрецы танцевали и били в барабаны, в центре комнаты горел огонь. Жрецы бросали в этот огонь специальный порошок, вызывающий вспышки, поддерживая этим неповторимый эффект, который в совокупности с поддерживаемым  музыкальным ритмом вызывают желание танцевать. Полсан взял жрецов за руки,  встал в священный круг, в центре которого горел огонь. Агдам уловил ритм танца и начал в такт со жрецами двигаться, всецело отдаваясь звукам музыки. И через какое-то мгновение он почувствовал, что его сознание раздвоилось. Он мог одновременно танцевать со жрецами и находится в комнате и одновременно мог видеть все то, что находится в любой другой стране. Вначале он видел прошлое убийство Юлия Цезаря и начало новой гражданской войны в Римской Империи. Потом приход к власти Октавиана и смерть Клеопатры, о чем решил поведать Императрице, по завершении танца.
Слуга судьи слышал, что танцы жрецов позволяют иметь бесценный дар и пожелал похитить данные знания. Когда он узнал, что судья и Агдам отправились к Клеопатре, он купил на рынке плащ, в точности такой, что носят жрецы и фартук, вошел во дворец Клеопатры и там одел маску жреца, отнятую у Агдама. Он вошел в комнату, где проходили танцы, сделал положенное жертвоприношение, прошел ритуал очищения,  встал в один круг с Агдамом и жрецами. Слуга так же двигал руками и ногами как все посвященные, которые с ним находились в священном кругу. Через какое-то мгновение он сорвал с себя маску и схватился за голову. Его речь перестала быть членораздельной и связанной, он выбежал из дворца. Невидимая пчела своим жалом гнала его, по улицам города. И так продолжалось несколько дней, пока последние силы не оставили его и безумие всецело не захватило его разум.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:00:55)

0

80

Комната философии
Агдам пожелал сообщить Клеопатре об увиденном, он взмахнул рукой и открыл рот, но не успел нечего сказать, Клеопатра остановила его жестом.
"Мне уже все известно",- услышал Агдам, глядел на Клеопатру, и не верил своим глазам, несмотря на то, что он слышал ее речь, и голос ее губы не шевелились. Как такое возможно?- мысленно спросил Агдам, понимая, что Клеопатра читает его мысли. Этому учат в школе мудрости,- сказала Клеопатра и проводила Агдама в комнату философии. Агдам слышал, как философы обсуждают проблемы. "Чей это язык, на котором я не умею ни читать, ни писать? "- спросил Агдам.
- Философы во все времена пользовались особым языком, некие знаки были привязаны к словам и предложением и показ нескольких знаков, напоминал сознанию, об огромном объеме информации который желал передать философ. Сама же информации это были невысказанные мысли философа. Знаком философ отправлял мысли, указывая им, направление полета и человек которому приходили эти мысли считал их своими. Если у человека мысли не защищены, их способен читать любой философ.   
- Кто это? - ужаснулся Агдам, показывая на  философов, не имеющих головы.
-Это ученики, - ответила Клеопатра, голова у ученика отрастает по мере его духовного роста, и продолжила,- много веков назад в этом дворце был очень умный ученик, которому завидовали самые умные философы. Он  много времени проводил в спорах. Однажды он осознал, что ему нечего учить более того, что он уже знает. Он покинул дворец и вышел на улицы города. С тех пор прошло уже не одна сотня лет, но люди и по сей день с ужасом, рассказывают о том, как по улицам ходил человек без головы. Иногда душа того ученика является на небе в виде облака и когда это происходит горожане в страхе разбегаются по домам. Молчание и созерцание, телепатия и телекинез вот извечные друзья философа.
Маска жреца
- Что есть маска жреца?- спросил Агдам, глядя на Клеопатру.
- Что бы понять, что есть маска жреца необходимо покинуть тело, не  сидя в моем кресле, но лежа в гробу одной из моих пирамид, пройдя весь цикл инициативных испытаний, как в этом мире, так и мире потустороннем.
- Какие бывают испытания в потустороннем мире?
- У меня во дворце жила очень красивая служанка, ее отец имел пасеку. Когда, у ее отца, были неотложные дела, он просил свою дочь, пока его нет, следить за пчелами.  Служанка разливала сироп пчелам и шла загорать, обнажаясь догола, и подставляя свое тело солнечным лучам. Охранники пасеки    любовались красивым телом девушки.  Однажды ее отец принял на работу молодого охранника, который увидел обнаженную служанку и бросился к ней, желая насильно овладеть ею. Служанка увидела охранника, который бежал к ней. И она  не обращала на  это никакого внимания и продолжала спокойно загорать. Когда охранник приблизился к служанке, на него набросился рой пчел и искусал его на смерть. Неофит, покидающий тело, не должен уподобляться молодому охраннику, иначе он может погибнуть. Но прежде чем, преступить к испытанию воздухом необходимо пройти испытания землей, водой и очищение огнем. Поэтому прежде чем спустится в подвал пирамиды и почувствовать холод саркофага испытуемый, проводит длительное время в комнате философии, где у него отрастает голова. Не пройдя испытаний, ученик  не может носить маску жреца. Что бы пройти испытание  землей, учеников приводили к дворцу, на цепи с плотным мешком на голове. Испытуемый идет не прямым путем, а через грязь и болото. Прежде, чем ступить на ковровую дорогу с Неофита снимали обувь. Верховный жрец взвешивает землю с правой и левой стопы. Проходил данное испытание тот неофит, чья чаша весов, где была земля с правой стороны стопы, перевешивала. Тот, кто не проходил данное испытание, не мог продолжать свой путь и идти дальше.
Агдам посмотрел на свои ноги и вспомнил, как с него сняли обувь, прежде, чем он пришел к судье, терзаемый любопытством он спросил:
- А землю с моих ног, также взвешивали?
- Твоя левая стопа, оказалось чистой,- ответила Императрица.

.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:02:43)

0

81

Сказка ув. Глостера крутится вокруг... пендосов. Пендос, главное действующее лицо... Сам Глостер его ненавидит, но одновременно и любит... Как писатель...

0

82

Как некрасиво!

Простите ув. Глостер этого "пендоса". Он сегодня не в себе. Сверх-активность Турбо-Суслика. :hobo:
Именно Ваша сказка дала мне вдохновение.

Все, больше за рамки приличия не выхожу и никого не оскорбляю - ПРОСТО НАКИПЕЛО! :angry:

0

83

Тайна Сфинкса
Грозовая туча ползла по небу, прохладный свежий воздушный поток потянул с запада. Клеопатра улыбнулась, вдыхая воздух, наполненный ароматом трав, подобно тому, как пьют нектар,  показала Агдаму на  носильщиков, предлагая совершить прогулку, в Царской вознице,  сказала:
- Поющие орангутанги, являются достоянием нашей страны.
Агдам некогда не слышал про поющих орангутангов. И очень хотел на них посмотреть:
- Скажи Императрица, о чем поют орангутанги?
- Что бы понять пение  орангутангов, его нужно услышать. Мудрецы говорят, орангутанги поет о любви, мне же кажется, они просто просят бананы. 
Разговор об обезьянах, напомнил  Агдаму танец жрецов, с очень ритмичными и красивыми движениями:
- Не понимаю Императрица, бой барабанов, во время танца Жрецов, иногда переходит в грохот, подобный грому, неужели придворные нечего не слышат?   
- Абсолютно нечего, это все надо делать тайно, соблюдая большую осторожность. Не посвященные уши могут разделить участь, с несчастным слугой судьи, которого постигло сумасшествие.
Агдам замер, его взгляд устремился  вперед, туда, где мимо него величественно проплыл Сфинкс.  И обращаясь к далекому Сфинксу, как к живому существу, способному слышать, прошептал:
- Сфинкс, Сфинкс, в чем твои тайны и сколько загадок в тебе скрыто? Агдам, вспомнил свою последнюю встречу с жрицей, опечалился и замолчал.  Клеопатра поддерживая разговор Агдама, ответила:
- Тайн много, одна из них в языке снов. Душа Сфинкса постоянно общается с человеком желающим познать истину, и показывает ему во сне графические символы, которые человек должен отгадывать. Человек способный читать данные символы перестает быть рабом и становится свободным человеком. Сфинкс служил входом в священную подземную камеру Великой Пирамиды, в которой происходили инициации. Инициации различны, и их ритуал зависят от степени посвящения. Секретные кнопки, служащие, для открывания дверей,  известны только жрецам. Лабиринты коридоров и залов, построены особым образом, так что любой непосвященный или вор, кто пытавшийся пройти в Пирамиду попадет в ловушку.
- Любящее сердце открывает любые двери,- произнес Агдам, вспоминая как он, минуя все ловушки, прошел к Изиде.
- Почему ты не хочешь воспринять то, что я это она?- неожиданно спросила Клеопатра,- тебе непривычен или не нравится мой новый облик? Ты желаешь вернуть прошлое?
Агдам молчал, наблюдая, за тем как толпы поклонников бегут следом за Царской возницей и кидают цветы. Толпы людей стояли около дороги, желая увидеть Императрицу или прикасаться к Царской вознице. Многие верили, что прикосновение ко всему, что окружает Клеопатру, дарует успех и исцеление от болезней.
- Прочь с дороги! Дорогу, Императрице!- кричали солдаты, тесня толпу копьями и мечами. Агдам почувствовал взгляд, обернулся, и среди толпы   заметил, офицера  римского легиона, с бледно-желтым лицом, и повязкой на одном глазе. Этот единственный черный глаз, с ненавистью буравил Агдама. Клеопатра перехватила его взгляд и осведомилась: «Кто это?».
Агдам сжал кулак, в его взгляде появились не свойственные ему искры ненависти:
- Дальний родственник Цезаря, желающий моей смерти. Из-за него меня хотели продать в рабство.
- Твои беспокойства напрасны,- молвила императрица, сделала условный знак одному из слуг, который был рядом и тот, отстал от возницы и затерялся в толпе. Провожая взглядом слугу, который сквозь толпу пробирался к римскому офицеру вздохнула и сочувственно добавила:
- Преступление против римского офицера, имеющего родственные связи с самим Цезарем, есть серьезное преступление, но кто знает, доберется ли он до родины. И сможет ли выдвинуть обвинение.  В последнее время, среди римских легионеров, участились случаи болезней, со смертельным исходом.

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:04:31)

0

84

о-"щем то",

тема пендосов уникальна, на чем Вольга, халявщик и катается..

Дополню эту сказочку :D

Жил был Охломонович, сотрудник маленькой конторы. И не простой сотрудник, а научный. И как то раз, японцы (ну и принесла их нелегкая), дали заказ этой фирмочке. И что сказал Охломонович:

" у моегол дедули туалет провалился ( а жил дедуля в пендосской области)."

И спросил Чон Ду Хван " И чо ?"

И ответил Охломонович - "не понимаете Вы нашу русскую душу, у нас - типа того, если что, то всей шоблой!.

И обмягчился корееза, дал ему отпускные, тем паче япошки поганые. Заявляется Охломонович, весь в ... "гуано!". И спрашивает Чон - "как дела?"  Все хорошо, отвечал обормот. И стало жалко Чону испорченного мнения, и спросил - "не ужели Вы были в Пендосии?"

И тут открылась страшная правда - этот Охломонович там вырос, родился, и умер. И стал Чон допрашиваться, как он енто дожил до тагой сутяги? И ответила тень - чинил я туалет дедули, у нас из покон веков все делается шоблой, почему и есть я  Охломонович. Но вышло несчастье, так зачинились, что провалился, раб божий, в дедушкино гуано. Они, конечно, пытались спасти его всей шоблой, но ничего из этого не получилось, так как Пендосия это страна, в которой производится только гуано, но уж никак там не бананы и кокосы, которые, говорят, растут где то там, за Геруловыми столбами.

Отредактировано taneteru (Суббота, 14 ноября, 2009г. 17:12:10)

0

85

[ :idea:

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:05:20)

0

86

так на эту тему и вопрос - Вы живете в Пендосии?

0

87

:D

Отредактировано Глостер (Воскресенье, 6 декабря, 2009г. 14:06:56)

0

88

это просто Ваша "недоработка". Вы блестящий графоман, может быть, даже писатель. Но если термин "пендос" появился в Вашей книге, то Вы должны его как то обьяснить.  Пендос, в Вашей книге, это есть некая информационная "черная дыра", к которой притягивается весь остальной контент. В конце концов, пендос это часть вашего сознания, может быть даже эзотерическая. Или предмет "для работы с грязью". Согласитесь, Вы сами ввели этого пендика, а не Валентин Андреа :D

0

89

Глостер написал(а):

пендосия не находится на территории России, это мифическая страна

ясен пень, что книги не находятся на нашем свете.

Отредактировано taneteru (Суббота, 14 ноября, 2009г. 23:42:18)

0

90

Глостер написал(а):

понимаю почему вы так прицепились к этому несчастному народу

"крокодил не ловится,
не растет кокос!"

Словно в понедельник, нас мама родила. В спешке :D

Отредактировано taneteru (Суббота, 14 ноября, 2009г. 23:44:48)

0


Вы здесь » "КАМЕЯ" ЖЕНЩИНЫ В МАСОНСТВЕ ВСЕГО МИРА » ВОПРОСЫ К АДМИНИСТРАЦИИ ФОРУМА » Сказка Ув. Глостера. В сотрудничестве с Ув. Shabbatis